Путешествия
  • Пробег для публикации поста в сообщество: 15.00 км
  • Читателей: 4153 | Постов: 2256 +2

Данный блог создан для публикации рассказов, фото и видео отчетов о путешествиях на любой мототехнике.

Путешествия → «Мотороллер мой. По дорогам Азии». Часть 30. Belkin. События 2010 г. Публикуется с согласия автора, с сохранением исходного текста, фотографий, пунктуации и орфографии.

Начало..
Часть 29

Переход в Лаос.

Очередное утро. Сегодня тепло и солнечно. После вчерашнего сейшена хочется поспать. Некогда спать пора двигаться в сторону неизбежного. Я не оттягивая конец в долгий ящик выползаю из кровати, привожу себя в относительный порядок. Накидываю на себя стандартные походные вещи и выдвигаюсь в Дьен Бьен Фу. Еду не очень быстро. До границы не так уж и далеко, а никакая стоящая концепция так и не разработана. В голове совершенно пусто


Последние посиделки на перевале между Туан Зяо и Дьен Бьен Фу

Карта

Когда-то в прошлой жизни, в Чау Доке я влез во Вьетнам, протащив за собой мотобайк без всяких документов. С тех пор прошло, кажется, сто лет. Была какая-то тухлая мысль провести банкет на выездной границе и устроить салют. Когда сердца пограничников смягчились бы, а сами они очумев от алкоголя начали бы плясать у костра, я бы потихоньку двинулся в сторону заката под звуки печальной музыки. Короче, давно отброшенный план напоминал что-то вроде сценария Олимпиады-80.

Но теперь мне было совершенно наплевать. Я как джин в бутылке пережил нехитрую трансформацию от «все золото мира» до «замочу гадов». По мере приближения к переходу план окончательно обозначился как «поживем-увидим». Все, кто учился в университетах помнят это состояние, когда идешь на экзамен с абсолютно чистой головой. Глаза полуприкрыты, уши как тарелки, на губах легкая улыбка.

Перед самым Дьен Бьен следуя заветам всевозможных пророков я посидел на горе, посмотрел на долины. Все, пора.

Влетел в город, забрался в магазин, чтобы выпить колы и энергетиков. Взбодрился. Нашел банк в котором, веря в удачу, разменял почти все донги на кипы. Еще взял немного мелких долларов на непредвиденные приграничные расчеты. Все деньги упаковал подальше от людских глаз, оставив лишь самую возможно необходимую сумму на поверхности. Приготовил паспорт и документы на мотобайк. По дороге в сторону Тай Чанга еще раз остановился, чтобы дозаправиться и подтянуть-смазать цепь.

Дорога сразу на спуске. Вечер наступил, и стройку уже притормозили.

Погранпереход расположен на километровом перевале. Я покинул грешную долину и потихоньку возносился в горы. Легко поднимаясь, я обогнал двух велосипедистов. Хотел было остановиться, да подумал, что им сейчас не до того — они упорно вкручивали в крутой угол, в таком состоянии общаться не тянет. Я улетел вперед и, все таки, малодушно сделал еще одну остановку. В конце концов я поднялся на гребень.

Наверху обнаружил площадку, застроенную домиками различной степени капитальности. Над всем возвышался обычный для вьетнамских гор двухэтажный административный особняк. Все, вот и час расплаты. Над площадкой стоит знойное марево. Вот как только собрался отчаливать, так сразу дожди и закончились. Все же помнят эту классическую заподляну при отъезде с пикника.

Я встаю в тени большего желтого дома, спрыгиваю с байка и иду сдаваться. Полное разочарование. Сдаваться абсолютно некому. Все двери в особняке закрыты, окна тоже закрыты. Никого нет. Я сначала стучу осторожно в одну, другую, третью дверь. Потом я уже пинаю какую-то очередную двадцатую дверь с табличкой ENTER. Сложив на лбу ладони домиком, смотрю в окна. Растерянно озираюсь и заглядываю за углы.

Я вспоминаю бойкий переход около Чау Дока, где толпы мотобайкеров, фуры, какие-то паломники, туристы. Мешки риса, корзинки, дети плачут, фаранги шелестят банкнотами… А тут вообще никого. Я стою на вершине горы, вокруг тоже горы, люди пропали. До этого я две недели ездил по северным районам, и чтобы уединиться, надо было рыть окоп в полный рост. Да ночью встанешь посреди дороги, и какой-то неугомонный хмырь начинает подавать знаки фонарем с соседнего холма.

Снизу на площадку вползла фура и не останавливаясь пошла дальше. Завел свой мотобайк и поехал следом. Оставался один вариант: я еще не доехал до границы. В конце-концов, аул Тай Чанг на пути я так и не встретил. Граница должна быть впереди. Других вариантов не было. Около Лао Бао я тоже встречал странный промежуточной пост от которого до перехода еще пилить и пилить.

Я пристроился за фурой и, осторожно пробираюсь по испортившейся дороге. Асфальт закончился, фура подняла пыль. Рыхлая желтая не совсем подсохшая глина. По дороге я проехал мимо единственного сарайчика, забитого знакомыми ящиками из-под пива BeerLao. Да мало ли что тут они пьют на границе? Вслед за фурой я выехал на площадку с еще одним по виду официальным зданием. Харон на фуре, не останавливаясь, укатил вниз.

Я покатался по площадке, осматриваясь и стараясь привлечь к себе хоть какое-то внимание. Была бы ракетница, я бы выстрелил, пытаясь подать сигнал. Просто нет ни кого, хоть тресни, хоть песни пой. Потом увидел в углу площадки сарайчик знакомых очертаний, обычнейшая сарай-столовая. Я подобрался поближе. В сарае обнаружились пустые ящики БирЛао.

Клинт Иствуд выехал из пустыни на площадь перед салуном, но уже две серии назад все съебались в Лас-Вегас. Титры, бля.

Теряя последнюю надежду я принялся зачищать территорию. Около конторы, где в нормальной непотусторонней жизни сидят, стуча печатями, коррумпированые пограничники, нет никого. Я отчаянно рву ручки дверей, вспоминаю анекдоты про Штирлица и толкаю двери от себя. Все заперто. В фильмах через некоторое время или прилетают лангольеры, или в кустах вдруг мерзко зазвучит жалобная флейта.

В дальнем домике распахнулась дверь. Повалили какие-то черти в зеленых штанах и белых майках, на ходу натягивая гимнастерки. По форме я все сразу понял. Лаос. Я уже в Лаосе. Ветерок всколыхнул флаг с белым кругом посередине. Материализовались мотобайки с желтыми лаосскими номерами. Ну вот и пересек границу.

Подхожу к пограничникам. Единственный вариант в таких случаях, это включить дурака.
— А что тут за страна такая?
— Лао!
— Отлично, а я как раз в Лаос еду. Стучу-стучу, а вы не открываете. Даже заволновался.

После приличествующих моменту обозначений переходим к делу. Ситуация простая, говорю, еду на мотобайке из Вьетнама в Лаос, потом в Таиланд. Мотобайк тайский, вот все документы. Достаю гринбук. Лао читают. Да, говорят, отлично. Пошли ставить печати. Переходим к основному зданию. Все аккуратно расходятся по своим кабинетам и уже совсем официально взирают на меня с той стороны окошек. Я стою на улице, достаю документы и просовываю внутрь. Самый англоговорящий сотрудник управляет процессом пропихивания документов. Он отличается от всех тем, что носит обычную гражданскую одежду. Выглядит не то как студент на практике, не то как сотрудник безопасности. Или тук-тукер. Он единственный, кто позволяет себе иногда улыбаться.

Меня просят откатить мотобайк к шлангу с водой. Отмывают номер на раме, или где он там. За такую услугу берут по прейскуранту что-то около пяти тысяч кип. Совершенно не помню. Я бы дал и больше, лишь бы мотобайк совсем забыли. Выясняется, что мне не надо платить за визу. Только лишь сбор, это я тоже не совсем помню. Если и был сбор, то суммы такого рода называют «символическими». Раньше я въезжал по заранее оформленной визе на тридцать дней. А тут две недели почти даром. «Дайте две», — говорю. Заверните в паспорт. В этот самый торжественный момент выясняется, что в паспорте никак не может найтись сущий пустяк: маленький красненький штампик. Штампик с вьетнамской стороны. Еще бы, там не было никого, и откуда же ему было взяться?

На меня начинают подозрительно смотреть. Я делаю максимально тупое лицо и произношу: «Так, я же вам объясняю. Еду я по Вьетнаму, ищу границу, а тут как раз вы. Я и спросил, что за страна?» Студент уже перестал улыбаться. Он выходит из кабинета на улицу и мы вместе с ним идем в сторону домиков, откуда все повылезали пятнадцать минут назад. Из домика вызывается начальник всего пункта. Я складно залепляю горбатого еще раз: «Ехал, ехал и, вот, приехал, гражданин начальник. Я в горах очень плохо ориентируюсь. Никого в округе нет, только вы. Я специально уточнял, где тут Вьетнам заканчивается. А вы сами предложили меня в Лаос записать. Отказать невозможно.»

Начальник смотрит на всю эту комедию и думает. Тут до него доходит. Он оживленно говорит со студентом. В потоке речей раздаются слова «кин као, кин као». Все смеются: вьетнамцы-то наелись и спят, а в это время фаранги вываливаются из страны незамеченными. Начальник доволен, построив такую стройную логическую цепочку. Ну вот, говорят, гони обратно, выписываться из Вьетнама.

— А можно рюкзак тут оставить? Жарко таскать.
— Да, конечно, оставляй.
— Кхопчайлайлай. Да и мотобайк я тоже оставлю, вы его отмывали, потели…
— Не, не, мотобайк не надо оставлять, жарко пешком, на мотосае быстренько мотнешься.
— Да, пешком как-то и вправду далековато.

Вот черт, думаю. Дело уже совсем в шляпе было. Во Вьетнаме все отобедали и завались спать по темным углам. Если кто и приоткрыл глаз, когда я ехал, то я был в темном шлеме, подумали, что унылый лао тащится домой. И сейчас бы вставили здесь на переходе штамп и все, до самого бы Удомсая гнал без остановки. Завтра к вечеру во Вьенчан и послезавтра утром досвидос. Так нет же, бюрократизмус победил. А счастье было так близко. Теперь тащиться во Вьетнам и все начинать сначала. Беру паспорт и деньги. Основную сумму прячу в дальний угол кармана куртки. Немного донгов и долларов лежит в нагрудном кармане. Сажусь на мотобайк и еду во Вьетнам.

Проехал грунтовую дорогу и увидел тот самый столб, который символизирует переход из одного мира в другой. На пути в Лаос я ничего толком не видел из-за фуры. А столб вот он, существует. Возвращаюсь обратно к двухэтажному зданию. Опять никого нет, чтоб оно провалилось. Хожу, долблюсь в дверь ENTER. Или не ENTER, дверь с торца, обращенного в сторону Лаоса. Но над дверью была табличка, намекающая, что это вход. В конце концов появляется пограничник. Я формулирую суть: хочу оформить документы. Вот я, вот мотобайк. Давайте уже писать, сил нет.

Пограничник с видом «ходют и ходют» выдает мне анкету. Я прошу авторучку. Пограничник с видом «ходют и ходют, ручек не напасешься» выдает мне авторучку. Я тщательно заполняю все пункты. В пункте «место ВЪЕЗДА» пишу Чау Док, в пункте «Место ВЫЕЗДА» пишу Тай Чанг. Остались пустые пункты со смыслом «номер декларации на мотобайк».

В это время из Лаоса прибывает целый автобус туристов. Все рассаживаются по лавкам-стульям. Пограничник не торопится начать прием страждущих. Я заполнил почти всю анкету и хожу из угла в угол. В конце концов я вламываюсь в дверь к пограничнику. Он смотрит в анкету и с видом «бляааа, даже анкету правильно заполнить не могут» переправляет Тай Чанг на Чау Док и наоборот. Странно думаю, но, может ему и виднее. Может тут так принято. Пограничник быстро начинает оформлять всякие бумажки касающиеся мотобайка. Я ликую, не подавая вида. Процесс идет как по маслу. Пограничник требует заплатить 10 долларов официального сбора и дает мне бумажку. Все, говорит жди. Жду.

Сидим, тормозим. Я решаю, что пора бы и освежиться. Неподалеку сарай с прохладительными напитками. Захожу, покупаю кока-колу и возвращаюсь. Когда подошел к двери, мне вдруг открылась истина. Автобус с туристами прибыл из Лаоса. Все сидят в ту же дверь, что и я. Мне поменяли наоборот пункты выезда и въезда, решив, что я накосячил. Я обхожу здание и на торце, который обращен к Вьетнаму вижу табличку «EXIT». Я в шоке. Мне оформили мотобайк на въезд. Не глядя на погашенные визы, не глядя на печати погранпереходов, не глядя, что нет сегодняшних печатей из Лаоса, не глядя, что нет деклараций из Лаоса. В другой раз я бы сплясал от радости. Что же за качели мне устраивали на границе Камбоджи и Вьетнама? Что за бред расползается по интернету?

Ситуация все больше и больше выходила из-под контроля. Одно только объяснение занимало бы два листа А4. Делать было нечего. Пошел в дверь с надпись «EXIT», теперь уже оформляться на выезд и выписывать вписанный только что байк. Тяжкий вздох. Где взять силы? Просовываю паспорт в окошко. Завожу песню про мотобайк. Песня по-среднеазиатски длинная и такая же заунывная. Пограничник на выезде тихо охреневает от получаемых сведений. Пока они тут спали после вкусного кэм и фо бо, фаранг сгонял в Лаос, вернулся обратно, успел оформить мотобайк и теперь морочит головы всем по кругу.

Играется алярм по всему учреждению. Мы смотрим друг на друга и у всех в глазах одно «как же это заебало». Я в очередной раз осмысливаю: путаницы вагон, чем это все разруливать, да еще потом вписывать в шаткую картину неизвестный мотобайк из Таиланда, меня гораздо проще выпнуть, к чертям, в Лаос и забыть. Хоть тресни, если пограничники обладают здравым смыслом, то они так и сделают. Отправить и забыть.

«По левую сторону городничего:
Земляника, наклонивший голову несколько набок, как будто к чему-то
прислушивающийся; за ним судья с растопыренными руками, присевший почти до
земли и сделавший движенье губами, как бы хотел посвистать или произнесть:
»Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!"

В конце концов нужные мысли прощелкивают в головах пограничников. Въехавшие втолковывают неуспевающим. Итак. Бумаги на байк на въезд рвем, десять баксов пошлины никто как бы и не вспоминает. Я-то уж точно не собираюсь требовать их назад. Они однозначно уходят в благотворительный фонд имени Карацупы. Решив, что десяти баксов не совсем хватает, на латание прохудившихся бюджетов фонда один пограничник подходит ко мне и говорит, что готов обменять донги на кипы по выгодному курсу. Я с готовностью вытаскиваю что-то около ста тысяч последних моих донгов. Я их уже давно в Дьен Бьен Фу почти все поменял по действительно выгодному курсу. Пограничник с кислой миной все равно разменивает эти вьетнамские гроши на лаосские.

Мало, мало. Он говорит, что страстный коллекционер различных иностранных банкнот. Я расцветаю как тюльпан: у меня есть отличные иностранные банкноты, говорю. Такие банкноты рад будет увидеть любой истинный собиратель. Российские рубли. Я жертвую в собрание сто, пятьдесят и десять рублей. Пограничник с совершенно охреневшим видом принимает дар. Я стаю в три четверти, как позирующий меценат Третьяковской галереи. Ну неужели у меня нет таких редких банкнот как Доллары США? Раритетнейшие Евро? Пограничник даст хорошую цену в кипах, ни в коем случае не бесплатно!

Ну нет у меня ни долларов ни евро. Есть около двадцатки в Лаосе, в рюкзаке! Я совершенно расстроен. Тут дают такой выгодный курс. Если бы я только знал. Понимаете, рыдаю, коллекционеры из Лаоса все уже скупили! Ах, если бы я знал! Где же вы раньше спали? Син чао, товарищи офицеры.


Вьетнам вон там на горе, а я стою на лаосском погранпереходе.

Пограничники понимают, что взять более нечего, кроме смятой банки колы и отпускают меня. Чертовы Лао, они добрались до фаранга первыми! Меня наконец-то проштамповали и отпускают в Лаос. Я прощаюсь с охреневающими от цирка европеоидами и прыгаю на мотобайк. С их точки зрения какой-то русский долго оформлялся на въезд во Вьетнам, потом что-то тер в кулуарах… И вот уже опять растворяется в лаосских сабаях. Что это было?

Я прыгаю по лаосскому куску пограничья. Дорога все те же пыльные грунты. Но за очередным поворотом дорогу перегородил бульдозер. За ним орудует экскаватор. После обеда и сиесты на дороги повыползали рабочие. Ударная стройка отрезка «Тай Чан — Мыэн Куа» трассы номер 2. Я подскакиваю к бульдозеристу. Бери, что хочешь, говорю, но дай дорогу. Мне надо во что бы то ни стало попасть на лаосскую сторону. Вдруг вьетнамцы опомнятся. Дай дорогу! Вручаю пачку сигарет бульдозеристу. Он сигналит экскаватору, экскаватор затихает, я проталкиваю изо всех сил мотобайк к чертям собачим по всем буеракам и колдоебинам.

Все, я вернулся. Приходится немного подождать, пока высокая комиссия лаосских пограничников опять соберется в своих кабинетах. «Всем пива!» — кричу. Прошу всех в сарай-бар. Хватит, натерпелись. Гуляем на все!

Пограничники как-то изъявляют великого энтузиазма. Ну нет, так нет. Однако студент-консультант не пренебрегает приглашением. Пока все собираются на вторую сессию, мы уже вваливаемся в сарай. Я особо не распространяюсь о приключениях за холмом. Берем пару БирЛао, какой-то падтай и беседуем о том о сем. Я достал из рюкзака ноутбук, кручу картинки из поездки. Напираю на то, что я тут уже недалеко бывал. В Удомсае, в Нам Тха, в Сиенкуане итп. Выпиваем по бутылочке, собираются пограничники, мы теперь уже прекрасно оформляем все документы. Мотобайк за долгий маршрут, наконец-то, становится не просто куском железа в масле, а официально прокачивается до куска железа с грамотной бумажкой.

Я меняю симкарту на свою лаосскую, вьетнамскую дарю студенту. Покупаю ему еще пива. Студент заверят меня, что в километрах семи я найду бензин, если надо. Обмениваемся телефонами со студентом. Он даже предлагает затормозиться в Муэн Мае, можно, типа затусить в колхозе. Но я всегда куда-то тороплюсь. Все, спускаюсь вниз по пыльной дороге в сторону Мыэн Мая.

Лаосский студент. Очень хороший молодой человек. Не коллекционер, не буквоед. Жалко, что потерял его номер. Кто увидит, шлите привет.

Пока, Вьетнам!
Продолжение...
  • Marat74Marat74
  • 15 декабря 2020 в 16:03
  • ?

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста, или зарегистрируйтесь.
При перепечатке материалов, видео или картинок гиперссылка на «bikepost.ru» обязательна
мотоблоги, Путешествия, «Мотороллер мой. По дорогам Азии». Часть 30. Belkin. События 2010 г. Публикуется с согласия автора, с сохранением исходного текста, фотографий, пунктуации и орфографии.