Путешествия
  • Пробег для публикации поста в сообщество: 15.00 км
  • Читателей: 4153 | Постов: 2256 +2

Данный блог создан для публикации рассказов, фото и видео отчетов о путешествиях на любой мототехнике.

Путешествия → «Мотороллер мой. По дорогам Азии». Часть 17. Belkin. События 2010 г. Публикуется с согласия автора, с сохранением исходного текста, фотографий, пунктуации и орфографии.

Начало.
Часть 16...
Едем дальше…
Муйне — Далат — Ня Чанг

Утром выехал не так поздно, но и не с первыми лучами солнца. Было желание приехать в Далат пораньше и может быть в тот же день где-нибудь там прошвырнуться. Одно помню, что выехал так рано, что в тургетто еще ничего толком не открылось и магазин с кокаколой пришлось еще и поискать. Нашел какую-то затрапезную палатку на выезде, напился жидкости и поехал. В Фантьете опять заехал в какие-то новостройки и, с трудом выбравшись из них, кое-как нашел старую знакомую дорогу 28. Обрадованно рванул обратно в сторону гор. Проехал километров десять, потом остановился и переуложил рюкзак. И все равно: еду, а чего-то не устраивает и так неудобно и сяк неудобно. Как профессор с бородой. Еще раза два останавливался. Потом повыползали школьники. На 28 дороге они весело расползлись по всей ширине дороги, организуя дикий хаос. Так я потратил лишних полчаса, продираясь сквозь толпы и сигналя налево и направо.




Карта .

Ближе к горам погода из ясной превратилась в унылую хмарь на грани дождя. Опять начинаю забираться в горы. Голова начинает даже немного кружиться от постоянных разаоротов на 180. Но довольно быстро я влетаю на хребе, высота чуть больше километра. Опять остановился на заправку энергетическими напитками в ауле на горе. В нем явно живут какие-то горные племена. В ЮВА горные племена, я считаю, это те, кого выгнали в горы из плодородных равнин. В итоге эти бедолаги сидят на своей горе и доедают последний хрен без масла. Если у них есть какая-нибудь фишка навроде колец на шею, то к ним будут возить туристов. Если фишка не нашлась, то придется рыть террасы на склонах, чтобы хоть что-то посадить.


Я остановился у какой-то палатки, совмещенной со столовкой. Но во-первых время было не совсем обеденное, во-вторых палатка была особенно зачуханной, что даже мне, привычному после студенческих столовых ко всяким гадюшникам, не захотелось там ничего брать, кроме надежно запаянных банок с энергетиком колой. Но я все равно выпросил стакан, который, не удивлюсь, вряд ли вымыли. Может быть плюнули и протерли полой рубашки. Прошел на балкончик с парой столиков. За одним столом сидят местные, пьют чай и забивают в козла. Разве что не кричат «Рыба!». Я втянул воздух. В палатке несло просто затхлостью, а на балкончике здорово так шибануло засранным птичником. Вот, думаю, и чистый горный воздух. Сижу рассматриваю банку с энергетиком. На банке написано กระทิงแดง, я не особо сведущ в тайских буквах, но упрямо прочитал «кратиндэн». Вот, думаю, пора бы и научиться читать, там что-то, ведь, по-людски написано, а я вычитал какую-то ломающую язык хрень. Если не научусь читать, то потом так и буду в Тае ездить, как дурак, не понимая, что написано на белых дорожных столбиках. С этими мыслями вдруг вижу, что есть надпись латинскими буквами «kratingdaeng». Дааа, понятно. Короче, на исходе четвертого месяца скитаний мои развлечения были бесхитростны до идиотизма. Сидеть на вонючей горе во Вьетнаме и читать тайские буквы, веселей в мире ничего и не найти.

Поехал дальше. Разухарился, еду обгоняю редких вьетнамцев. Потом еще поднажал, потому что начало капать, а я еще где-то на горе. В очередную палатку ворвался, когда уже ливануло как следует. Раз зашел, то купил еще напитков и булок. Сидел, шуршал пакетами, пока дождь не закончился. Только поехал, совсем чуть-чуть оставалось до городка Ду Линь, в нем меня накрыло ливнем еще раз. Стоял и ждал под навесом магазина, продающего всякие наклейки на мотобайки, разноцветные лампочки и прочий хлам. Pimp your bike. Даже мысль мелькнула, а не купить ли наклейку. ))

"
После очередного дождевого залпа, не дождавшись окончания отправился дальше. По дорогам текут потоки воды, меня окатывают более резвые на мокрой трассе автобусы. Еду с философическими мыслями, что и это пройдет, сколько еще этих дождей будет. Лишь бы ремонт дороги не начался. Постоянно по дороге шляются коровы. В один момент мне надоедает разгонять рогатую скотину пинками, я отламываю ветку. Теперь, приближаясь к корове, достаю из под лямки свою «шашку» и на полном скаку отвешиваю очередной сволочи хорошую розгу. Только это заставляет их как-то двигаться. Пинки, например, физически тяжелы и почти не действуют. Того и гляди — сам отлетишь. На гудки тупые коровы совсем не реагируют.

Ближе к повороту на Далат, где-то около 27 дороги произошло столкновение. Ехала пара-тройка грузовиков в колонне и кого-то там сбила. Собралась толпа местных, крики-вопли. Периодически самый нервный лезет в кабину водителя, пытается вытащить его оттуда и навалять уже как следует. Что произошло непонятно, жертв не видно, но хай стоит на все горы. Как-то протискиваюсь и уматываю. Размышляю, что если сбить кого, то ведь загрызут.

Перед самим подъемом к Далату дорога превращается в прямо таки в мегахайвей. В центре автомобильные полосы с газоном, по бокам, отделенные таким же газоном дороги для байков. Один черт, есть те, кто лезет по встречке. На одном из рынков я пытался остановиться, передохнуть. Но рынок был испорчен потоком турья, поэтому ко мне рванули всякие продавцы и начали втюхивать какую-то шнягу втридорога. Вместо расслабленного отдыха пришлось сматываться. Развязка дорог в том месте, это какой-то ад. Полосы машин и мотобайков начинают как-то вихляться-извиваться и переплетаться. В один момент понимаешь, что уже ни черта не понимаешь. Одно желание — не вылететь на встречку. С указателями во Вьетнаме не очень-то все хорошо. Еду туда, куда интереснее

Перед самым Далатом резкий набор высоты по серпантину. Автобусы еле тащатся, как-то приходится обгонять. Въезжаю в Далат, немного проезжаю, разворачиваясь обратно и еду на два километра назад к придорожной кафешке. Дождь лил совсем недавно, холодина. Не больше 15 градусов тепла. Я сам подпромокший, в башмаках хлюпает, хочется кофе. Выпил пару чашек. Слышу знакомый звук, трудно передать, но сначала тарахтение байка, потом пластмассовый удар и шуршание, потом еще удар. Выбегаю на улицу — какие-то вьеты завалились на мокром серпантине. Очень скользкая дорога. Я увидел, что народ дружно собирается вокруг, моя помощь совсем ни к чему, пошел назад. В кафе сидит еще компания вьетнамцев — приехали из сайгона на пятисотом мерсе, все как у людей. Я полистал путеводитель, да и бросил это занятие. Далат внушал подозрение, что там во-первых отели на каждом шагу, во-вторых все должно стоить нереальные деньги. Слишком уж курортное место.

Въезжаю в город и приступаю к поискам отеля. Город, может быть и небольшой, но я тут же перестаю понимать, где я. Дороги петляют туда-сюда, какие-то перекрестки, мосты, кольца. Все извивается и загибается. Думаешь, что надо забраться на холм и посмотреть оттуда, едешь к холму, потом дорога поворачивает черт знает куда, холм пропадает, выясняется, что где-то тут уже был и сделал круг. Так и кручусь уже час без всякого осмысленного маршрута. Постоянно встречаются жигули-пятерки.

Так я и не нашел никаких уютных тупичков с отелем-стоянкой. Замер как собака. На одной из улиц встречаю отель без стоянки, но с воротами гаража. захожу, спрашиваю, сколько стоит пожить пару ночей. Пишут 10 долларов. Говорю: «Прекрасно, две ночи». Народ переглядывается, потом пишут восемь долларов. Им показалось, что я сказал, что дороговато. Еще раз говорю, что нормуль )) Уточняю в донгах, расплачиваюсь и вселяюсь.

Обычно заселившись, я снимал куртку и рубашку, переодеваясь в более легкую одежду. Тут ничего подобного температура на улице падает. Уже точно градусов 11. Этот переход я хорошо определяю. До 11 градусов меня особо не морозит, а ниже уже чувствуется мерзость, пробирающаяся под куртку. Пипец, думаю, тропики, блин. Вокруг растут какие-то сосны, и стоят ебуны. Я географически южнее Бангкока, на широте Хуа Хина, а у меня зуб на зуб не попадает. Час стоял под горячим душем. Потом обратно оделся в сто одежек и пошел на поиски хавчика. Набрел на пиццерию. Отожрался давно забытой пиццей и картофелем-фри.

Когда вылез из пиццерии, то уже совсем стемнело, началась морось, приполз туман, температура упала градусов так до восьми тепла. На улицах народ ходит в куртках и шапках. Везде вывески, лампочки, рестораны, отели, всякие подделки эйфелевых башен. Народ бегает толпами. Полное ощущение, что я в Москве, зима выдалась теплой, опять на Новый Год снега не будет. Медленно катаюсь, чтобы ветром сильно не обдувало. Такое чувство, что ночью начнутся заморозки. Где я?

Остановился в кафе, выпил литр горячего какао, отъелся пирожными, обчитался интернетов. И самое главное, увидел, что на Ня Чанг есть прямая дорога из Да Лата. Дорога 723, потом меняет номер на 2. Сейчас она в гуглмапе отрисована, понятно, что дорога точно есть, полгода назад она обрывалась где-то в горах и было ничего не понятно, есть они или нет. Планы, таким образом, изменились, я не стану спускаться к Фанрангу, чтобы потом ехать в Ня Чанг через Камрань. Не поеду сразу. В кафе ко мне долго приставал какой-то Кузьмич Нгуен, зазывал за свой стол усугубить более горячими чем какао напитками. Я не поддался диаволу и налегал на выпечку. В кафе было полно картинок со старыми хондами и ямахами. По-моему, даже стоял какой-то старый мотоцикл.

В тот период меня еще не покидали безумные планы проехать все более-менее интересные дороги во Вьетнаме. Я никак не мог отказаться от намерения двигаться каждый день по очередной трассе. Но это не так просто — пренебречь ленивыми ночевками и дневками, поэтому такие планы я каждый раз отодвигал в ближайшее будущее. Но очень хотелось начать ездить во все закоулки и повороты: Вьетнам притворялся совсем маленьким. До Да Нанга хотелось завернуть и туда и сюда, потом проскочить сомнительный центральный перешеек, чтобы перейти к исследованию севера.

Вылез из кафе, заехал в какой-то магазинчик, где отрыл колбасную нарезку. Потом с этой добычей, урча как кот, бесконечно петлял по темным улицам в поисках своей гостиницы. Кое как нашел. Мотобайк надо было загнать в подвал по 15 градусному пандусу-спуску, там в полдвале оттормозиться и аккуратно втиснуться между другой техникой. Помню, что на полностью заблокированном переднем колесе байк потихоньку скользил вниз, а я его отчаянно удерживал, упираясь ногами.

В номере вскрыл нарезку, распахнул ноут и приготовился вкушать пищу богов, полеживая на кровати. Колбоса подозрительно пахла душистым мылом. На вкус оказалась такой же душисто-мыльной дрянью. Сладковатая гадость. Я все равно съел треть, надеясь что это только сначала хомячку пылесос не понравился, а потом он таки втянулся. Но ничего подобного — гуано невозможное. Другой бы выбросил дрянь, но я так люблю колбасу, что не смог выбросить, а засунул ее в холодильник. Решил, что еще одна попытка, очень уж хотелось королевы всех рыб. Остаток вечера хрустел креветочными недочипсами.

Утром решил, что буду исследовать окрестности Да Лата, а на следующий день пойду на гору Лангбьянг. Сегодня первое апреля, через шесть дней надо быть в Хуэ. Я выехал и поехал куда глаза глядят. Довольно быстро забрался в какой-то огородный рай. Вокруг сплошные парники и огороды. Это несложно, Далат весь перекопан огородами. Я даже поддался приступу ностальгии. Дачные поселки на Камчатке примерно так и выглядят. Холмы, теплицы и капуста. Только с маленьким отличием, что теплицами тут перекрыто все. Я полностью начал осознавать поговорку «Сто вьетнамцев прокормить можно». Все что можно засажено культурными растениями, отовсюду торчит жопа или конусообразная шляпа, каждый куст под присмотром. Холмы изрыты террасами, чтобы увеличить площадь посевов. Я знаю, что, например в Красноярске орудует какая-то китайская сельскохозяйственная мафия, которая распахивает каждый закоулок. Попробовать натравить бы на них вьетнамцев из Далата. Еще захотелось прошвырнуться по огородам, наворовать клубники. Но я подавил этот школьный порыв. Да и не сезон, наверное. Воздух прохладный, хоть солнце и жарит. Это тоже сильно удивляет. Я понимаю ебуны на севере Лаоса в декабре, но ебуны в апреле южнее Бангкока меня сильно удивляют. В тени неуютно.


Окраинами города я пробрался к университету, неподалеку бросил на мойке мотосай. Сам присмотрел в какую тошниловку идут студенты и там отлично пообедал. Долго крутился по совсем убитым улочкам, опять забрался черт знает куда. Еду и понять не могу в какой я части города и куда меня несет. То есть совершенно не понимаю где я. Плюс ко всему отказывает гуглмап, я начинаю подозревать, что на сотовом кончились деньги, пополняюсь на 150000 донгов. Потом связь заработала, выяснилось что теперь у меня на счете уже тысяч так триста донгов. Это просто сбойнуло чего-то. Эти триста тысяч я так и не смогу потратить еще месяц. Когда выеду из Вьетнама, подарю симку лаосскому пограничнику, на ней будет еще около ста тысяч.

В конце концов выбрался на дорогу 20 в сторону Фанранга, но тупо доехать до края гор не смог себя заставить. Опять начал глючить мотор — глохнет на прогазовке. Кручу карбюратор, даю себе еще раз слово с утра заняться как следует. Тем временем нахожу какой-то удивительный поворот в леса от основной дороги. Забетонированная лесная тропинка. Просто ржака. Бетонка шириной 30 сантиметров петляет между деревьями. Долго катался по лесам. Сами леса наводят только на одну мысль: нужны компания, шашлык, водка и гитара. Сосны, песок, холмы уже есть. Полное ощущение майских праздников в тверской области. Вот такие вот у нас в Да Лате джунгли, думаю. В Новосибирске один в один такие же. Ну иногда дикий банановый куст попадается, не хочешь и не заметишь.

Покатался по лечу и вернулся в город. В одном месте увидел знак железной дороги. Хренасе, думаю, тут и железку провели. Не удержался, полез на насыпь. К сожалению, поезда не ходили. Потом набрел на буддийски пряничный храм, долго лазил по нему.
Когда собрался уезжать, разогнал тукеров, с победным видом сел на свой байк, завужусь — не едет. Переднее колесо не крутиться. Вьетнамцы-тукеры тычут пальцами на переднее колесо. Что за хрень, думаю. А, забыл снять замок с колеса )). Опять вернулся ближе к центру города. Гонял по старой французской застройке. Одно время решил таки разобраться в географии городка, но опять запутался в улицах. Долго искал сад цветов. Вроде бы по карте на соседней улице, но езжу и не могу найти. Хоть тресни. Наворачиваю круги. Потом выясняется, что соседняя на карте улица оказалась на соседнем холме. Побродил по совсем почти закрывающемуся саду. Дело уже к вечеру, опять собираются тучи и холодает. Еще набрел на пару храмов, поглазел и поехал в кабак.

Кабак оказался каким-то беспонтовым. Из пива только никакой Хайнекен, местного нет. Хайнекен я никогда не пью. Потом выяснилось, что Хайнеке во вьетнаме пить модно, местное для местных, типа, не так круто. Хайнекен пьют, когда надо показать, что ты крутой. Я далек от этого безумия и считаю, что Хайнекен — гавно. Сижу себе около окошка слышу, как кто-то на улице гонит, надрывая двигло, потом грохот пластмассы. Трах-бах. Мой мотобайк, между прочим, стоит с самого краю на тротуаре. Со страхом смотрю на улицу. Два вьетнамца на своем байке врубились в дверь крузера, поворачивающего к кафе. Мой мотобайк чудом не задели. Ооо. Пластмасса по всей улице. Байк вьетов немного изогнулся, дверь джипа приобрела новые формы. Разборки, гевалт. Мне же повезло, мой семай стоит как и стоял.

В конце концов доедаю мороженое, булки и кофе, еду отель. Достаю из холодильника колбасу. Нет, есть ее невозможно. Вздыхаю и кладу обратно.

Утром еду в сторону местного Эльбруса — гора Лангбьянг. Как-то вырулил на нужную дорогу. Перед самой горой начинается нац.парк. Я пролетаю через ворота, ищу по привычке тень, где запарковаться. За мной от ворот бросается в погоню тетка с билетами. Думает, что я решил бесплатно прорваться на гору. Бежит и вопит. Я торможу в тени, выбираюсь. Выясняем сколько стоит вход Сколько-то там недорого пешком. Можно взять экскурсию на уазике, но как-то негуманно стоит. Я говорю, что сейчас вернусь, только затарюсь батонами и колой. Пойду пешком, все эти ленивые туры на уазиках не для меня. Долго упрашиваю разрешить проехать на байке. Нельзя. Черт с вами, пойду пешком. Сдохну, но дойду.


Сам разворачиваюсь обратно и еду в ближайший поселок втариваться сухпайком. Нашел место, где делают батоны с ветчиной и овощами, закупился. Но решил, что надо бы и просто поесть. Часто в кафешках и палатках стоит столик с такой гигантской трубкой. Можешь насыпать табачку и раскуриться. Постоянно какой-нибудь Нгуен сидит и паровозит. Пока искал обеденный перерыв, из школы потянулись младшеклассники. Они часто стоят и голосуют на обочинах, просят подвезти. Еще в Муйне я заметил таких пионерок. Но помня про разгул педофилии и повышенную бдительность, которую навязывают плакаты на погранпереходах, не рискнул никого подвозить. Пусть идут сами. Потом будешь оправдываться в зиндане, что просто хотел помочь детишкам. Но здесь в Далате голосуют два пионера. Ладно, думаю, остановлюсь.
Пионеры немного удивились, что я не Нгуен, но все равно уселись вдвоем позади меня. Я знаками как можно более понятно объяснил, что как они увидят свой дом, пусть стучат по плечу, я приторможу. Один черт я в шлеме ничего не слышу. Подвез пионеров домой, пересчитал карму и поехал обедать. Карма не спасла, старая карга заломила за тарелку Фо Бо 60000 донгов. Супу красная цена 20000. Ладно, думаю, подавись. Это всегда четко видно, заломили или нет. Когда тебя рассчитывают как местного, то там 30000 донгов это хорошо поесть. Но когда цена уходит к 60000, стопудово наябывают, корыстные сволочи. Почему иногда заламывают такие цены, я не понимаю. 60000, это около 100 рублей. Меня жаба в Москве давила столько платить за дежурные щи. А где-то в ЮВА ездишь, кормят за разумную цену, потом нарвешься вот на таких барыг, а деваться некуда, суп съеден, и словарного запаса послать в Хуэ не хватает. Остается мерзкий привкус, даешь себе в очередной раз слово спрашивать цену заранее. Но потом опять, поспрашиваешь, десять раз все нормально, на одиннадцатый нарываешься.

Злой выезжаю от тетки в сторону парка. Сегодня жарковато. Начинаю ползти пешком в гору. Реально жарко. Больше всего меня выматывает в походах по горам жара. Та дорога, которую в прохладную погоду, я пробегу, насвистывая, в жару превращается в испытание. Я не мегапоходник-скалолаз, тем не менее, ходил немного по Камчатке и приполярному Уралу. Но на жаре меня жутко выматывает. Еще я тащу рюкзак с ноутом, который не бросишь — дорог как память. Зная о переменчивой горной погоде я еще тащу куртку, сам в рубашке. Короче — срадаю. Постепенно прошел весь асфальт и углубился в леса. Бреду, стараясь не потеряться на тропинках в гору. Потом уже на последнем рывке встречаю двух европейцев. Молча расходимся, они вниз, я вверх. Духота.

Тропинка резко берет в гору на последний и решительный склон. Лес поменялся с соснового на классические джунгли с обячными белоствольными гигантскими деревьями. Как-то придираюсь по корням, стараясь не запачкаться. С сомнением прикидываю, что тропинка во время дождя, это дно ручья. Начинает капать. Твою мать, думаю, сутки дождя не было, как только полез в гору начинается. Забрался таки на вершину. Вокруг летают черные тучи. Поднимается ветрюган.

На самой вершине пятна от костров и помойка из пакетов и коробок доширака. Я еще раз смотрю по сторонам и решительно лезу рыться в помойке. Мне нужны пакеты, чтобы замотать ноутбук и документы, сейчас ливанет. Где-то сверкает молния и летят раскаты грома. Я успеваю немного поглазеть по сторонам в долины и сразу же все заволакивает облаками. Я бегаю по склону, пытаясь увидеть просвет в облаках, и сильно надеюсь, что пронесет. Смотрю в западную долину, там еще пока все тихо, но в один момент прямо на глазах в долине появляются облака, которые резко начинают переть в гору в мою сторону. Они очень быстро поднимаются по склону, перелетают через него подают в восточную долину, пролетаю по ней и начинают подниматься ко мне. Через десять минут меня накрывает. В этот момент я уже бегу немного вниз, чтобы спрятаться под деревьями. Облака поднимаются ко мне снизу. Лес резко теряет очертания пропадая в тумане густого облака, начинается жуткий ливень. Где-то выше в вершину долбят молнии. Я стою в лесу под деревом, думая, что деревьев вокруг дохрена, ебнет мимо. Полтора часа стою под холодным дождем. Хорошо, что взял куртку. Все равно вымокаю насквозь. Документы вроде бы завернул в пакеты, но открывать и смотреть страшно и невозможно — льет как из ведра. Все в тумане. Жуть полная. Фотографировать невозможно — камеру зальет сразу.

Через полтора часа облака резко слетают с горы. Я опять поднимаюсь на вершину. Смотрю в западную долину. Картина повторяется — там опять резко на глазах собираются облака. То есть примерно тридцать секунд-минута из ничего появляется жирная туча и летит ко мне. Опять накрывает на полтора часа. Теперь уже льет то сильнее, то слабее без остановки. Через эти самые полтора часа принимаю решение идти вниз. Температура упала до +15 я промок до нитки. Подходу к тропинке — действительно она, это дно ручья. Иду по 20-25 градусному склону вниз прямо по потоку воды. Несколько раз поскальзываюсь и падаю на спину. Грязный как стотыщ свиней. Спускаюсь с склона, везде по тропинкам текат потоки. В конце концов выбираюсь на полянку. Матерю Лангбьянг последними словами. Сволочная гора. Снимаю с себя всю одежду. Начинаю ее тупо стирать в луже на поляне. Одежда мокрая насквозь и в кусках глины, так будет просто мокрой. Выстирываю, доедаю последний батон и спускаюсь вниз. Внизу никак не теплеет +15 и не больше. Около стоянки с моим мотобайком начинает лить дождь.

Я немного так смахнул воду с седла, но один черт я промокший, плюхаюсь задницей в мокрую воду. Расчет простой — хочется сгонять еще на озера Хо Суой Ванг, там на скорости просохну. Еду и трясусь, расчет немного ошибочный, совсем не теплеет. Время около четырех, вечереет, начинает холодать. Вдобавок я немного подхзаблудился и выехал не на тот берег озера. Еще утром хотел в нем искупаться, но сейчас понятно, что купалки не будет, слишком холодно. Я проехал по грязной дороге на правом западном берегу озера, потом вернулся назад, нашел дорогу вдоль левого восточного берега. Немного поглазел на озеро, наползает туман, жуткий холод. Еду и думаю, что какой смысл тащиться во Вьетнам, чтобы там стучать зубами? Среди сосен? Около лесного озера? Ебаная экзотика, простите за маты. Это были в точности мои мысли в тот момент. В Красноярском крае и покруче водохранилища.

Продолжение ..
  • Marat74Marat74
  • 7 декабря 2020 в 13:49
  • ?

Комментарии (5)

RSS свернуть / развернуть
0
ItalloEspan
Далат прекрасен… сидели со студеозусами ночью на площади перед универом употребляли лао я пел им цоя под гитару… кажется. изза этого проспал гламурный завтрак в вате с огромной бодхисатвой. но я был с котом. из нячанга…
и хайникен тоже не жалую. но зато крейзи хаусс просмотрел ну и жд вокзал. Далат для вьетов как курорт а в говна я не полез, говорю ж с котом. яжеотец и все такое
Как то надо связаться с автором и может повторить тур по местам молодсти _)
0
quoter
Во Вьетнаме пить можно Тайгер бир — оно нормальное. Остальное сильно хуже…
0
ItalloEspan
Сайгон хорошее, баба а ничего, Ханой похуже тайгер норм. Все одного уровня пиво. Сайгон спешиал в стекле гуд ну и разливуха в пивных в пополам со льдом. Все одного уровня, глобальное питкое пиво. 50 центов банка
0
quoter
Ну «Тайгер» — это как Макдональд. Он более-менее одинаков во всей ЮВА, куда его экспортирует Тай. Примерно как «Ник» в Восточной Европе ))
0
ItalloEspan
Не спорю. Хорошее пиво и везде одинаковое. В моем чарте идёт сайгон, тайгер и 333 третье место
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста, или зарегистрируйтесь.
При перепечатке материалов, видео или картинок гиперссылка на «bikepost.ru» обязательна
мотоблоги, Путешествия, «Мотороллер мой. По дорогам Азии». Часть 17. Belkin. События 2010 г. Публикуется с согласия автора, с сохранением исходного текста, фотографий, пунктуации и орфографии.