Блог им. Ingvarr → Три моих мотоцикла. Kawasaki en500 Vulcan - Улисс



Первый в моей жизни подарок самому себе ко Дню независимости Украины. Подарок с дальним прицелом, имя Улисс – Одиссей в латинском прочтении – он получил с намёком на будущие путешествия.

Улисс


Когда для тестового заезда я выехал на нём из гаражей на асфальт и открутил ручку газа, мот присел на заднее колесо и с воем раскручивающейся рядной двустволки выстрелил вперёд. После 19 поднебесных лошадей 46 скакунов из страны восходящего солнца разили неукротимой мощью. Как подметил в своё время Антон – на 250-ке ручкой газа регулируешь звук двигателя, тут же ею я заставлял седло ощутимо упираться мне в задницу на разгоне.

Своё предназначение крейсера дальних коммуникаций Улиссу пришлось оправдывать сразу же после покупки. Моим он стал в городе Нововолынске, откуда до польской границы десять километров и тотчас ему пришлось ехать на Свитязь, а уже оттуда — домой, так что в моих руках Вулкану в первые пару суток предстояло пройти почти семьсот километров.

Во время ночёвки в палатке на Свитязе я проснулся от какого-то шороха рядом с палаткой. «Моты угоняют»- осознал я и ещё плохо спросонья соображая, потянулся за оружием — отданным в нагрузку вторым рулём к Вулкану, который лежал в палатке в ногах. Уже сжимая в руках хромированную палку, заметил отсутствие в палатке моего компаньона – он вышел освежиться и поднял ложную тревогу. Утром выяснилось, что из незакрытого кофра Вулкана с чьей-то помощью сбежала копченая курица, которую мы купили вечером. Обнаружили изрядно обглоданную беглянку в пяти метрах от мотоцикла.

При первом же съезде на бездорожье Вулкан дал понять, что его стихия – асфальт и он вне дорог ездить не планирует. В небольшом земляном ровчике, который за минуту до того Лекс перемахнул, не поморщившись, низко сидящий Улисс сбил себе подножку о грунт. Зато на трассе он оправдывал название «круизер» и пролетал мимо Зонга, идущего на предельных оборотах, как электричка мимо нищего. С ветровым стеклом и загруженный всяким барахлом он выдал максимальные 165 км/ч по спидометру.



По пути домой


По пути домой мы остановились между Киевом и Ровно для дозаправки и отдыха. Рядом была площадка для дальнобойщиков, откуда один из них снизошёл с высоты своих передвижных аппартаментов пообщаться с нами, мелкой формой жизни на дороге. Он критически осмотрел Зонг с Вулканом и, указав на Зонг, выдал вердикт:
— Энтот получшее будет, канешн.
Загадка — 46-сильному японцу он предпочёл 19-сильного китайца.
— Почему лучше-то?
— Дык тут пихло побольше и вообще как-то серьёзней.
Внешность обманчива и «рядник», пусть и большей кубатуры, для непосвящённых выглядит меньше и слабее, чем «V-образник».
— А вам бы ещё дырки в свечах сделать, — поделился мудростью дорог дальнобойщик.
— К-какие дырки?
— Ну дырки свёрлышком продырявить в свече, искра мощней будет, гореть будет сильней.

Через пару недель после возвращения в Киев, Вулкан доказал, что поломка «японца» это дороже и спешивает серьёзнее, чем неисправность «китайца». Оборвался тросик сцепления, что стоило в три раза дороже, чем аналогичная запчасть на «китайца», да ещё пришлось ждать две недели, пока тросик приедет ко мне из Польши.

Вообще разница между «японцем» и «китайцами» проявлялась во многом и была не только в цене запчастей или мощности. Дьявол в мелочах, как утверждают наши братья-тевтонцы, и Вулкан по сравнению с обоими моими «китайцами» дьявольски хорош в мелочах. Постоянные проблемы с электрикой на «китайцах», их плавящиеся патроны и перегорающие лампы мне стали далеки и чужды. Я перестал таскать с собой в дальняки горсть запасных ламп. Вулкан был просто аккуратнее и тщательнее сделан. Даже ключ в замке зажигания поворачивался не по-китайски вяло, а чётко и приятно щёлкал.



На водных процедурах


Тогда же осенью я Вулкан впервые положил. Тронулся после стоянки, и мот просто лёг подо мной на асфальт. За те доли секунды, что он падал, я почему-то решил, что заклинила коробка и только уже стоя над лежащим мотом, понял, что забыл снять блокиратор с переднего диска. Отрывая 230 килограмм от земли и ставя их на колёса, лишний раз убедился в справедливости старой истины – за рост кубатуры платишь ростом веса мота.

А под конец сезона Антон решил-таки прикупить второй мотоцикл. Чтоб было на чём безопасно крутить гайки, не боясь сломать основной мот.

Выбор пал на Regal-Raptor — 300-кубовый китайский чоппер с интересным дизайном — заднее маленькое и большое переднее колесо, длиннющая вилка, прямой руль, вынесенные вперёд подножки и спрятанные задние амортизаторы. Ещё в пору выбора первого мотоцикла меня привлекал потомок Раптора – 350-кубовый Геон Дайтона, но отзывы о проблемах с качеством вынудили отказаться от красивого мотоцикла.
Дни поздней осенью короткие и выезжали мы после работы уже по тёмному. Ехали на Вулкане – из-за его комфортабельности — куда-то на границу Киевской и Черкасской областей. На трассе за Киевом уткнулись в знаки тупика, ремонта дороги и направления объезда. По прошлым поездкам в Черкассы мы помнили, что впереди мост и догадались, что он и ремонтируется.

Объезд направлял нас кружным путём далёко от моста через ближайшую деревеньку. Ехать так далеко не хотелось, и мы решили, что не так уж страшен ремонт дороги для мотоцикла, как-нибудь проберёмся. Протиснувшись между знаками, устремились к мосту. Показались встречные автомобилисты, мигавшие нам фарами, пытавшиеся предостеречь от ошибки, но мы упорно продвигались вперёд. Подкатив к мосту, остановились и осветили фарой полуразобранный до балок мост. Знаки не лгали, тут и впрямь был тупик. Ни на четырёх колёсах, ни на двух, ни даже пешком мы бы тут не прошли. Плюнули, развернулись и покатили обратно к знакам и объезду, откуда навстречу нам уже неслась новая порции автомобилистов из секты не верящих в знаки.

Вёл Антон, я вовсю наслаждался ролью нажопника, развалившись и опёршись на спинку. Давно замечено – пассажир всегда видит больше, чем водитель. Это просто разные грани удовольствия – вести самому или крутить головой по сторонам, разглядывая пейзажи.

Объездная дорога была темна и пустынна, мы неслись между лесом и полем. Появились рванные лоскуты тумана. Нас скорее можно удивить поездкой без тумана, чем с ним, так часто нам везёт на это природное явление. В темноте мерещились тени и призраки, было ощущение, будто только свет фар и голос двигателя защищает нас от них; стоит остановиться и заглушить мот, как мы окажемся в их власти.

Пока мы доехали, окончательно упал туман. На месте, в каких-то тёмных гаражах на отшибе, куда вела распаханная грунтовка, нас ждали продавцы — три здоровых пьяных мужика. А нас двое весьма сомнительного телосложения. Диспозиция не в нашу пользу, но отступать уже поздно.

Впрочем, мужики ведут себя хоть и пьяно, но мирно. На каком-то этапе осмотра мота выясняется, что надо съездить за пару километров за краником бензобака. Антон остаётся у Раптора с двумя мужиками, а я с третьим отправляюсь за краником. Тяжеленный – килограмм сто – дядька залезает на Вулкан, едва не роняя нас. Говорили мне, что не стоит возить пьяных. А тяжёлых и пьяных – в особенности. Из двухсот метров по грунтовке мы проехали пятьдесят и легли. До последнего я боролся с тушей, болтавшейся сзади, но уж слишком разные весовые категории сошлись.
— Давай подмогну поднять. – предлагает мой пассажир.
— Нет! Стоп! – кричу, видя, как он протягивает руки к моту и понимая, что поднимать он его сейчас будет за поворотник, — Я сам, стой тут!
Подняв мот, до асфальта я доезжаю без нажопника, он топает сзади и садится на мот только на дороге.

Туман уже сгустился окончательно, видимость – метров пятнадцать. При всей сложности и неудобстве езды в туман, мне это всё равно нравится. Привычный мир искажается, сжимается до круга радиусом в несколько десятков метров, за пределами которого нет ничего. Знакомые тебе предметы выглядят совсем иначе. Заправка превращается в островок сияния среди молочной темноты, стела заправки становится маяком, а свет от цен на ней – плотным, пощупать можно; два конуса от фар «Жигулёнка», возникшего из тумана, овеществлены и более материальны, чем сама машина.

Мы едем через городок, я слишком поздно замечаю «лежачего полицейского», торможу – получаю удар сзади в шлем и оказываюсь на баке, подпёртый сидящим на моём месте пассажиром. Он просто ехал не держась, как мешок с картошкой, и при торможении съехал вперёд, врезавшись в меня головой. На ходу с руганью выталкиваю его обратно и впредь торможу еле-еле, раскрепившись всеми конечностями в седле.

Вернувшись с краником и забрав Раптор, мы с Антоном с облегчением покидаем гаражи и начинаем блуждать по населенному пункту в тумане. Один и тот же перекрёсток проезжаем дважды, никак не можем найти выезд на трассу, ведущую в Киев.

Натыкаемся на супермаркет, работающий в это позднее время. Мы уже ощутимо голодны – последний раз мы ели в Киеве, в обед, а дело к полуночи – и заезжаем на паркову возле супермаркета. Туман – великий волшебник, обыкновенную парковку он превращает в сцену из фильма ужасов. Ничего не видно уже в двадцати метрах, смутно ощущаются тени в тумане. Светящимся маревом выглядит вход в супермаркет, а возле него клубится стайка местного молодняка — не только их очертания, но и голоса и смех из-за тумана как будто ватные.

Вулкан и Раптор


Поездка за Раптором была коротенькой — с Улиссом вообще всё, что меньше пятиста километров на круг, перестало ощущаться дальняками.


31 декабря 2017 года

Начало сезона 2018 года

Существенных же дальнобоев в 18-м году было два – Молдавия и Румыния.

Молдавия вышла поездкой майских выходных, и не ощущалась как экстраординарная. Нормальный вояж по маршруту Киев – Умань – Ямполь –Сахарна – Цыпово – Кишинёв — Винница – Киев.

У нас было четыре дня выходных и стремясь отвоевать ещё несколько часов у серых будней, мы выехали из Киева вечером последнего рабочего дня и ночевали в Умани.

За Уманью, на ужасной, испещрённой ямами дороге на Вулкане оборвался трос сцепления. Тот самый тросик, который две недели ехал ко мне из Польши и стоил, как сноп китайских тросов. Поломки наносят психологические травмы, оттого до сих пор у меня в кармане мотокуртки лежит игла от карбюратора Лекса, а Антон возит с собой пару гаек от ведущей звёздочки Хьюса и горстку бобышек для тросов сцепления. Эти бобышки нас и выручили. Длины троса хватило, чтоб насадить на него ремонтную бобышку.

Из-за времени, потерянного на ремонты и плохие дороги, мы не сумели преодолеть границу засветло и ночевали возле приграничного Ямполя. Эта поездка предполагала смешанные ночёвки – и под крышей, и в палатках.

Та ночь была едва ли не самым сильным впечатлением от всей поездки. В лощине, куда от асфальта вела крутая грунтовая дорога, на которой мотоциклы оскальзывались и пробуксовывали; рядом с прудом, где надрывался сводный хор местных лягушек; но главное – возле хозяев здешних мест, лесника Виктора и двух его подопечных – Герды и Барсика. Не взирая ни на какие ласкательно-уменьшительные суффиксы, оба были волкодавами, доходившими мне почти до груди. С миролюбивой Гердой контакт наладился сразу, а Барсик остался до конца верен долгу и присяге, постоянно контролировал наши перемещения и даже умудрился цапнуть меня за руку, когда я отвернулся.


За десять километров до молдавской границы


Утром, пройдя погранконтроль и переправившись на пароме на ту сторону Днестра, мы вырвались в ветреную приднестровскую степь.
После посещения приграничных Сорок и приднестровского Свято-Троицкого монастыря, ночевали мы в палатке под Сахарной. В стороне от дороги между двух полей, скрыв за кустами мотоциклы и замаскировав костёр от посторонних взглядов. Из Сахарны мы спустились на юг в Цыпово, где в пешем строю провели несколько часов, осматривая монастырь и лазая по скалам над Днестром, а оттуда отправились в южную точку нашего маршрута — Кишинёв.


Молдавский бензокот


В столице остановились в гостевом доме с замечательным внутренним двориком, где ночевали наши рысаки. Подобные места удобны для мотоциклистов – не надо искать парковку или бросать мотоцикл посреди улицы, надеясь на толерантность уголовного элемента.
Кишинёв покинули утром следующего дня, нагрузившись алкоголем насколько позволяли наши багажные объёмы, и двинулись на север. Снова ждать паром, а потом трястись по паршивым дорогам от Ямполя не хотелось, поэтому поехали на переход в Могилёв-Подольский. Дорога вдоль границы от Сорок до погранпоста была худшей из виденных в Молдавии – разбитая, с такими родными ямами и выбоинами. Остальные же трассы откровенно радовали замечательным покрытием.


Между Кишинёвом и границей


Наша Молдавия — полторы тысячи километров и четыре дня пути — всё же была разминкой перед отпускной поездкой в Румынию, о которой так долго думалось. Не вспомнить уже, когда впервые зашла о ней речь, но возникнув, не стихала. Интересовал не столько Бухарест или замок Дракулы, сколько легендарные Трансфэгараш и Трансальпина — два горных шоссе, проложенные по румынским Карпатам, с невероятно красивыми видами и захватывающей дорогой.

С зимы мы всерьёз планировали эту поездку и остановились на маршруте Киев – Биказ – Сигишоара – Трансфэгэраш – Бухарест – Трансальпина — Киев. Одним из ключевых моментов для выбора времени поездки была погода. Для мотоциклистов она всегда важна, в этом случае же становилась решающей – в горах часто дождит и падает температура.

Стартовали мы с моей спутницей Наташей 1 сентября, Антон с Настей на день позже присоединились к нам в Каменце, утром мы пересекли границу и оказались в заветной Румынии. Погода припугнула нас на подъезде к ущелью Биказ — надвинулись тучи, начал моросить еле заметный дождик и по черному блестящему асфальту было видно, что недавно здесь дождило. Но на том и непогода и кончилась – распогодилось, на небе показалось ясное солнышко. В Биказе встретили наших — парочку мотоциклистов и Жигули с днепровскими номерами. Украинцев вообще оказалось много на нашем пути по Румынии.



Румыния


Только к вечеру следующего дня, посетив старинный город Сигишоару и незаконно переночевав в палатке на террасе домика управления верёвочным парком, мы приехали к подножью Карпат. Наш отель находился на Трансфэгараше, на равнинной его части. Вдалеке были видны горы, уже не спутать было их с облаками.


Сигишоара

Погода напугала ещё раз. Всю ночь и утро не прекращался мелкий ленивый дождик, а утром горы были затянуты облаками. Стоя под мелкой моросью у ворот отеля, я тоскливо провожал взглядом стайку немцев в дождевиках и бахилах, проехавших на туристических БМВ в сторону гор.


К полудню дождь наконец-то стих, и мы отправились штурмовать трансфэгарашское шоссе, не дожидаясь солнца. У меня, равнинного жителя, редко бывающего в горах, ото всего захватывало дух; от облака, в которое мы въехали, поднимаясь и которое закрыло от нас долину; от нескончаемого серпантина с крутыми закрытыми поворотами, где мот надо было ощутимо «закладывать»; от горных тоннелей, в которых эхо подхватывало голоса наших двигателей; от обилия мотоциклистов из самых разных стран на разношёрстной технике.




На Трансфэгараше


Погода смилостивилась — после туннеля на перевале, который вывел нас на другую сторону гор, светило солнышко, не покидавшее нас и на следующий день, когда мы пересекали Карпаты обратно по Трансальпине. Лишь под вечер, когда мы уже спустились с северного склона гор на равнину, начался дождь, от которого пришлось прятаться под зонтиком пустовавшей кафешки.

Бухарест из нашего плана пришлось вычеркнуть, когда поняли, как много времени тратится на горы. И не столько оттого, что малы скорости, сколько потому, что постоянно останавливались и любовались пейзажами.

На Трансальпине Улисс лёг. Не в повороте, не из-за того, что я его чересчур заложил и не оттого, что с гор ссыпались камни на траекторию. Остановившись на обочине пофоткать виды, я слишком ненадёжно его поставил. Гравий разошелся под подножкой, подул боковой горный ветер — и за спиной я услыхал звук падения мотоцикла, который невозможно спутать ни с каким другим.


На Трансальпине

Спуск с Трансальпины


Начала сдавать техника. Ещё на спуске с Трансальпины на заднем колесе Хьюса обнаружилась «грыжа» и отсутствие нескольких роликов на цепи. Наш темп резко упал. В горах это было не столь ощутимо, там и на исправном моте не очень-то быстро поедешь, но стоило спуститься в долину, и стало очевидно, насколько мы медленны. И добро бы лишь потеря скорости, но существовал риск остаться вообще без задней покрышки. Ремонтировались в Клуже — крупном городе неподалеку от румынско-украинской границы. На мотоСТО была покрышка нужной размерности и инструмент для замены. Цепь мы осмотрели и сочли, что запаса прочности ей хватит. И верно — через два дня безо всяких приключений мы уже были в Киеве.

Улиссу не повезло под занавес сезона 2018. В Киеве, за 4 километра до гаража мне подвернулся на дороге кусок чьей-то рессоры, его подбросило передним колесом и швырнуло в двигатель. Удар пришелся в стык картера и поддона. Оставив на обочине впитываться в землю три литра масла, я покатил подбитый мот в гараж. Вот тогда я искренне жалел, что у меня не Оскар, который легче на 100 кг.

Если и было что-то положительное в той ситуации, так лишь то, что она улучшила мою веру в мотобратство. Рядом со мной останавливались мотоциклисты всех мастей — от малокубатурных «китайцев» до литрового спорт-туриста. Остановились двое мотоциклистов за рулём автомобилей.

Даже «Днепр» отыскался, водитель которого, который услыхав про мою проблему, сказал:
— Так деревяшку какую-то надо взять да дырку заткнуть.
И понял я тогда, что люди на такой технике готовы к любым превратностям судьбы.


Пробоина

Вплотную ремонтом я занялся уже в марте 2019. Пришлось снимать двигатель, тащить его на СТО и заваривать блок цилиндров и поддон. Ломать — не строить, а разбирать — не собирать: сняли двигатель мы с Антоном за несколько часов, а вот собирали и, главное, заводили мот куда дольше. Не обошлось без казусов — мы научились добывать огонь из мотоцикла. Потек один из карбюраторов, мы перепутали местами катушки зажигания правого и левого котлов и после вспышки не в такт в левом горшке и плевка пламенем во впуск, на поверхности двигателя заплясал уютный домашний огонёк.


Обездвиженный Вулкан


Из-за возни с ремонтами сезон 2019 начался для меня поздно — в мае, но был вполне насыщенным. Было в этом сезоне пару мелких поездок в радиусе 400 км и были две относительно крупных.

Первая — в конце июня — была исполнением моей давнишней идеи фикс — осилить тысячемильный норматив Iron Butt. Стартуя в Киеве, я сделал круг по западной Украине, вернулся в Киев и финишировал возле Одессы, проехав порядка 1650 км за двадцать три с половиной часа.

Вторая крупная поездка этого года — отпускной вояж в Прибалтику по нехитрому маршруту Киев — Минск — Вильнюс — Рига — Таллин — и обратно.

Отстояв на украинско-белорусской границе дикую очередь, до Таллина мы добили за два с половиной дня, решив всем достопримечательностям уделить внимание на обратном пути на юг. А дальше в расслабленном режиме, живя по паре дней в каждом городе, переехали из Таллина в Ригу, а потом — в Вильнюс. В самих городах Вулкан практически не перемещался, служа междугородним транспортом.
На Минск времени уже не оставалось — мы лишь посетили музей Великой отечественной войны и прокатились по исторической части города.


Эстония


Балтика


Если не считать пробитого двигателя — то была не вина мотоцикла, а его беда — за два с половиной года в моих руках Вулкан аппетитом особо не отличился: съел две цепи, комплект покрышек, свечи и передние тормозные колодки; потребовал сменить поролон в воздушном фильтре и масло в вилке; выпил полтора десятка литров масла и закусил несколькими масляными фильтрами; отправил на списание два тросика сцепления и один аккумулятор.

Пройдя 23000 км с августа 17-го, больше половины из которых – в дальняках, Улисс доказал, что оправдывает свое предназначение дальнобойного: запас мощности позволял выходить на обгоны без колебаний и длительных расчётов; масса и габариты не давали сильно уставать пилоту, а второй номер чувствовал себя, как на диване. И все это при замечательном расходе — в Румынии Улисс поставил свой рекорд на трассе – 4 л/100 км с двумя седоками, палаткой, тремя спальниками и забитыми боковыми кофрами. И пусть он дитя асфальта, его клиренс и ходовая не для бездорожья и плохих дорог, он замечательный спутник в путешествиях по цивилизованным местам.



***


Три моих непохожих мотоцикла дарили схожие ощущения, которые не испытать в машине.

На моте по-другому воспринимается расстояние. Арифметика здесь не работает и километр в седле не равен километру в кресле, он дольше и длиннее. Сама дорога ощущается иначе — она проносится не где-то за бортом, а совсем близко под ногой. Ты ближе к асфальту и опасности для мотоциклиста он таит чаще, потому и внимания ему больше. Иссушено-серый старый или влажно-чёрный свежий; зеркально-гладкий или в бороздках, будто распаханный — это всё оттенки одной богатой дорожной палитры. За рулём Оскара среди полей, в яркий солнечный день, когда от бликов резало глаза, я узнал, что бывает асфальт как звёздная дорога. Он искрился, вспыхивал огоньками под колёсами.

На мотоцикле всерьёз ощущаешь, что воздух вокруг тебя — не статичная среда с запахом «ёлочки», как в салоне, а своенравная стихия, дышащая, колеблющаяся, слоистая – в одном месте тёплая, по-летнему пряная, а через двести метров — по-мартовски холодная, заставляющая зябко вздрагивать. Воздух — это сила, с которой надо считаться, когда она становится ветром. Он треплет мот, норовит его сдуть, заставляет бороться с собой.

Мотоцикл позволяет ощутить избыточность повседневности — на нём много не увезёшь и отрываясь от дома, забитого хламом, копившемся поколениями, начинаешь понимать, как мало в сущности требуется.

Слушая перед покупкой мота бывалых мототуристов, удивляешься — как же это они так далеко на двух колесах ехать решились. Но прав был старик Иммануил — знание даётся опытом. Поездка в первом сезоне в соседний Чернигов, до которого 150 км, ощущалась ненамного меньшим приключением, чем вояж через два года в Карпаты, хоть тот и был в десять раз длиннее. Первое пересечение границы на моте было как прорыв линии Маннергейма, а вторая, третья, четвёртая – покорялись без боя.

После Румынии Европа вообще уже не кажется чем-то далёким. Граница на самом-то деле рядом. Достаточно прострелить пять сотен километров до Львова, а там через 70 километров начинается Европа. И нет в той загранице ничего страшного. Бензин как бензин, асфальт как асфальт, и люди как люди, с которыми можно найти общий язык. Даже в такой «single language country», как Румыния, нам удавалось находить англоязычных, а когда всё же их не было — объясняться с помощью жестов и пары румынских слов.

Путешествовать на 500-тах кубах, конечно, удобнее, чем на 250-ти. А на 250-ти – приятнее, чем на 150-ти. Но по большому счёту, ехать в дальняк можно и на малокубатуре. Пусть будет не заоблачный «крейсер», пусть меньше вещей увезёте с собой, пускай придётся чаще останавливаться и дольше отдыхать, но это будет движение.

Надо только в какой-то момент собраться, сесть на мот и уехать. Можно в соседний город или соседнюю страну. Не особо важно – куда, ведь неизвестно ещё, что важнее — цель, или процесс; достопримечательности, или дорога к ним. Важно то, что запомнилось, что достойно рассказа спустя время.
  • IngvarrIngvarr
  • Игорь
  • 25 декабря 2019 в 12:46
  • 1
  • ?

Комментарии (11)

RSS свернуть / развернуть
+2
trendyuk
отличные рассказы! Но возникает закономерный вопрос: А что дальше?.. ;-)
PS Подписываюсь под каждым словом в эпилоге:)
+1
Ingvarr
Дальше — пока ничего) Вулкан остаётся в строю, ждёт следующего года и смены ему не предвидится.
0
trendyuk
ну, это тоже хорошо))
а вот как прошёл сезон имени 19 года? Тоже интересно почитать, по-хорошему позавидовать))
+1
Ingvarr
Норматив ЖЖ и поездка в Прибалтику как раз и были в 19-м году) Думаю, отдельный рассказ о ЖЖ скоро опубликую
0
Pavel-NC750x
как круто… :) Очень занимательно!
0
Ingvarr
Спасибо)
+1
OlegAnokhin
ЖЖ по тем дорогам делать — это конечно мощно, надо сильно хотеть эту ачивку)

А про путешествия так и есть, я когда первый мот купил, через 20 мин Киев-Днепр поехал. Равно, как и в Румынию спонтанно сорвался. Надо просто не заморачиваться а ехать и все.
0
Ingvarr
ЖЖ по тем дорогам делать — это конечно мощно, надо сильно хотеть эту ачивку)
Не так уж и страшны эти дороги. Плохих участков было километров 300-400, наверное.

Равно, как и в Румынию спонтанно сорвался.
В Румынию на Трэнсфэгараш и Трансальпину?
0
OlegAnokhin
Та по Украине куча таких дорог, что вроде «ничего страшного», но ехать целый день и ждать подвоха утомляет сильно.

В Румынию да, по этим дорогам, еще в Брашов и в Сибиу заехал.
0
ogr
  • ogr
  • 26 декабря 2019 в 13:47
Душевный рассказ! Вулкан красив.
0
Ingvarr
Спасибо) Согласен — симпатишный мот)
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста, или зарегистрируйтесь.
При перепечатке материалов, видео или картинок гиперссылка на «bikepost.ru» обязательна
мотоблоги, Блог им. Ingvarr, Три моих мотоцикла. Kawasaki en500 Vulcan - Улисс