Блог им. Ingvarr → От Днепра до Днестра (часть 1)

Есть выходные и отпуски, есть прогулы и отгулы, а есть майские праздники, которые при удачном стечении красных дней календаря и выходных превращаются в лишний отпуск.

В 2018-м майские были небольшие — 4 дня, но наш с Антоном устоявшийся мотодуэт счёл, что это хороший повод проведать некогда братскую союзную республику — Молдавию. Изначальный маршрут предусматривал прострел до Одессы, поворот на запад до Болграда, а уже оттуда проезд через всю Молдавию с юга на север. Но четырех дней в расслабленном режиме на такое было маловато; мои изыскания показали, что особых достопримечательностей южнее Кишинёва нет и маршрут перекроили: Киев — Умань — Ямполь — Сороки — Сахарна — Цыпово — Кишинёв — Ямполь — Умань — Киев.



Экономя время, отыгрывая пару часов и двести километров, выезжать решили вечером последнего рабочего дня и ночевать в Умани. В офис мы с Вулканом — Kawasaki en-500 — прибыли навьюченные и обмундированные по-походному.


Перед стартом


Пока закончили работу, пока встретились с Антоном на Хьюсе — Hyosung GT-650, пока собрались и выехали — на трассе мы оказались, когда уже стемнело.

Как-то так складывается, что Умань мелькает почти во всех наших поездках и одноимённая гостиница в центре города стала как родная, и для мотоциклов давно уже присмотрели охраняемый двор рядом с гостиницей.



Место ночёвки в Умани


Ранним утром мы сдали номер, забрали моты и выехали из Умани на винницкую трассу. Этой дорогой мы проезжали год назад по пути в Карпаты и либо тогда она была лучше, либо мои воспоминания о ней искажались ретроспекцией. Дорога обросла ямами, будто тут отбомбилась эскадрилья бомбардировщиков. В этих ямах растворилась наша скорость — выше третьей передачи подниматься было негде и незачем.


Винницкая область


Антон вёл, я тащился за ним. Рваными были и курс и темп: мы лавировали между выбоин, ускоряясь на редких ровных участках и тут же сбрасывая газ и тормозя, когда заканчивался асфальт.

На одном из таких ускорений я почувствовал, что «ушла» регулировка курка сцепления — отпущенный, он болтался и почти упирался мне в пальцы. «Странно, подумалось мне, — отрегулировал ведь недавно».

Останавливаться посреди трассы в таком паршивом месте не хотелось, но курок с каждой минутой ослабевал все сильнее и назревал момент, когда я просто не смогу выжать сцепление — не хватит хода курка. Бибикнув и моргнув фарой Антону, я съехал на обочину.

— А вот отрегулировал бы сразу, как надо — и не страдал бы фигнёй, — высказался Антон, стоя надо мной, пока я настраивал тросик.
Упрёк я проглотил — может, и впрямь недосмотрел, недорегулировал, недоконтрил.

Спустя 10 минут мы снова тряслись по колдобинам трассы. Через километр при переключении я ощутил, что передачи переключаются всё тяжелее и тяжелее и пока я переваривал эту информацию, курок сцепления безвольно обвис и ткнулся мне в руку. Отсемафорив Антону, я пошел на аварийную посадку. Понизился до второй передачи без сцепления, съехал на обочину, погасил скорость и на ходу заглушил мотоцикл. Пару рывков — и я стою. Антон моего исчезновения не заметил и пошуровал дальше. Звонком я развернул и вернул его к себе.

«Неужели снова регулировка», — думалось мне, пока я слезал с мотоцикла и наклонялся к тросику. Но нет, в этот раз все было занимательнее — оборвался тросик возле курка. Я ждал его из Польши две недели, стоил он двадцать долларов, а прожил — девять месяцев и пару тысяч километров.


Обрывок злополучного тросика


Поломка вызвала нормальную реакцию здравомыслящих людей – «ну наконец-то, давно пора, а то едем уже второй день, а ещё ничего не сломалось».

Мы переехали в тень на другую сторону дороги и начали изучать возможность ремонта. Запасного тросика не было, но длины оставшегося хватало, чтоб нормально дотянуться до рычага. Оставалось найти ремонтную бобышку и насадить её на тросик. За два года у нас это не первый случай обрыва тросика сцепления — осенью 16-го такое уже случалось на китайской 250-ке Антона. Произошло это в Беларуси и оставило настолько сильный след на психике Антона, что даже продав ту злополучную 250-ку, он продолжал возить с собой горсть ремонтных бобышек. И вроде бы всё хорошо — тросик есть, бобышки — тоже, но диаметр ремонтных бобышек оказался больше диаметра в отверстии рычага.

— Нам бы как-то обточить бобышку, чтоб она в ручку села, — задумчиво говорит Антон
— Надфильками обточим.
— Где ты на трассе надфильки-то возьмёшь?
Вместо ответа я приседаю возле кофра и начинаю рыться в инструменте.
Оперевшись на руль Вулкана, Антон наблюдает за мной.
Я достаю из кофра набор советских ещё надфилей и победно поднимаю над головой.
На лице Антона красочно переливается вся гамма сложных и противоречивых чувств.
— А тиски с верстаком ты там, часом, не прихватил?

Мы раскурили по самокрутке и я занялся подгонкой новой бобышки к старому рычагу сцепления.


Место ремонта


За время ремонта моя уверенность в единстве мотобратства поколебалась. Из четырёх проехавших мотоциклистов остановились двое, предложив помощь. Двое же просвистели мимо, зачем-то посигналив и помахав руками. Они, видимо, сочли, что я отдыхаю посреди трассы возле мотоцикла с инструментом в руках.

Всем немотоциклистам нравится обычай мотоциклистов здороваться на дороге. Красивый обычай, что и говорить. Как ритуальное поднятие забрала у съехавшихся рыцарей. Истоки понятны. Автомобилистов много, нас — меньше; они защищены металлом, мы — открыты со всех сторон. Оттого и возникает чувство причастности к одному племени, одному братству, одному ордену. Устав только у ордена неписанный. Поднимают в салюте руку почти все, а последствия это жеста осознаёт далеко не каждый.

Поднимая руку, ты не только приветствуешь товарища по количеству колёс, ты осознаешь вашу с ним хрупкость и принимаешь на себя некие обязательства. Ты обязуешься остановиться возле него и помочь ему. Инструментом, советом, мотком изоленты, литром бензина. Возможно — в ущерб своим планам и времени.

Мне непонятны мотоциклисты, проезжающие мимо мотоцикла, стоящего посреди трассы и поднимающие в приветствии руку. Если они хотят сказать, что мы принадлежим к одному братству, так что ж это за братья, которые не помогают в беде?

Пока я, второй час обстругивая бобышку и пальцы, возился с тросиком, на горизонте появились демиурги дорог, в чьих руках земные пути наши. Бригада дорожников, десяток человек на Урале с КУНГом, останавливаясь у каждой ямы, неспешно, но неумолимо надвигалась. В десяти метрах впереди Урала шёл начбригады. Место для ремонта мы выбрали в метре от очередной ямы и потому имели возможность вблизи наблюдать его нелёгкий труд.

— Да, работаю сегодня. Карту ям черчу, — говорит он кому-то по телефону.
Он наклоняется над нашей ямой и «чертит карту» — обводит яму белым школьным мелком, рисуя многоугольник.

Его подчинённые тем временем занимались предыдущей ямой, точно так же обведённой мелком. Они отбойным молотком приводили неправильные очертания ямы к строгой геометрической форме, заданной начальственным мелком, потом засыпали её гравием и доставали современное высокотехнологичное устройство для самой ответственной операции — чайник. Старый закопченный чайник с носиком. Из него яма заливалась нагретым битумом и утрамбовывалась. Потом чайник убирался в «Урал» для нагрева новой порции, а дорожники переходили к следующей яме.

Дойдя до нас, рабочие попросили освободить операционное поле. Они же и подсказали, что дальше по трассе есть СТО для дальнобойщиков. Антон съездил на разведку и уже через полчаса, собрав все наши пожитки, мы приехали туда. Не взяв денег, нам рассверлили ручку сцепления и новая бобышка замечательно угнездилась на старом тросе.


СТО дальнобойщиков


Неожиданные ремонты всегда вносят свежую струю в поездку, но увы – отнимают время. По плану ночевать мы должны были уже в Молдавии, а пришлось — на нашей территории, возле пограничного Ямполя.



Старая заправка под Ямполем


Ни о каких гостиницах и хостелах в Ямполе интернет не знал, и мы в сгущающихся сумерках начали утюжить трассу в поисках съезда в сторону, где можно было бы разбить лагерь. Нашлась грунтовка, мы съехали туда и потряслись прочь от асфальта. Дорогу окружали деревца и окаймлял земляной бруствер, через который нам было не перевалиться. Отступать не хотелось и мы пылили дальше. Метров через триста грунтовка начала уходить в лесок. Выйди нам в лоб встречный — и не разъехались бы, так дорога была узка. Антон оторвался от меня и к моменту, когда дорога пошла вниз, я его уже не видел. Спуск становился все более крутым, под колёсами была осыпающаяся песчано-гравийно-хвойная каша и я начал сомневаться — а сюда ли поехал Антон. Чтоб удостовериться, я остановился и заглушил мотор. Где-то вдалеке слышался звук «вэшки» Хьюса и лай собак. Деваться было некуда — я завёлся и продолжил спуск. Когда дорога вышла из пике в горизонталь, за небольшой ложбинкой я увидал Хьюс и Антона с каким-то мужиком. На второй передаче, почти на холостых оборотах я неспешно порулил к ним. А навстречу мне двинулись те, чей лай я слышал, — два волкодава — один покрупнее, второй — помельче. Есть собаки, которые нервно реагируют на звук любого мотоциклетного мотора независимо от кубатуры, компоновки, количества цилиндров и клапанов. Эти двое были как раз из рода таких чувствительных псов.

Я заглушился и вручную покатил Вулкан к Хьюсу. Мужика звали Виктором, двух волкодавов — Барсиком и Гердой. К Барсику Виктор обращался не иначе как с трёхбуквенной приставкой, обозначающей женщину с заниженной планкой социальной ответственности.

С миролюбивой Гердой контакт наладился быстро, а Барсик остался до конца верен долгу и присяге. С самого начала его раздражал звук мотоциклетных двигателей и все манёвры в радиусе ста метров от дома лесника мы производили на мускульной тяге, заглушив двигатели. Барсик явно нам не доверял и неотрывно следил за нашими передвижениями, иногда с безопасной дистанции, иногда – подходя в упор. Улучив момент, когда я, доставая что-то из кофра, обернулся к нему боком, он беззвучно цапнул меня за кисть. Рука была в перчатке и даже следа не осталось, но и он скорее предупреждал, чем атаковал, потому что с такой челюстью запросто можно было перчатку прокусить.

Виктор был не менее колоритен, но ощутимо дружелюбнее. Он принял нас, позволил расположиться в его владениях и разбить палатку у пруда.


Лагерь

Первый слева на заднем плане — Барсик


Из провианта у нас почти ничего не было и мы с Антоном вдвоем на Вулкане отправились на охоту в магазин. Дорога, по которой мы спускались, по словам Виктора, была не единственной и мы решили разведать другую. Она оказалась такой же крутой, неровной и песчано-каменистой, как первая и Антон, который вёл, выезжал наверх с ходу, почти по-эндурному, уворачиваясь от хлещущих по лицу веток.
В Ямполе, в маленьком придорожном магазинчике мы запаслись провиантом.

— Надо бы Виктору чего-то взять в качестве благодарности, — предложил я.
— Водки возьмём, — согласился Антон.
— Поллитровку?
— Многовато поллитровку-то. Нам ещё рядом с ним ночевать. Чекушкой ограничимся.

На том и порешили, взяв леснику водки, а себе — пива.

Спустившись к нашему лагерю, мы приступили к ужину. Костер Виктор разводить не позволил, зато сам пришел к нам и принёс картошки в мундире и нехитрых овощей к столу. Мы угостили его колбасой, сыром и в знак благодарности вручили чекушку беленькой. Ужин превратился в лекцию. Потрёпанный жизнью, за полтинник возрастом, привыкший общаться лишь с двумя собаками и трактором, он разговорился с парой незнакомцев. О былой работе в милиции, о жизни в Киеве, о лесничестве. В середине разговора он приложился к подаренной чекушке, как прикладываются в жаркий день к бутылке с водой. Текли секунды, текла в него водка. Мы с Антоном переглянулись.

— Как же ты был прав, что предложил купить ему чекушку, а не поллитровку, — взглядом сказал я.

За один заход Виктор влил в себя ровно половину. Я пододвинул ему колбаску закусить, но он отмахнулся и, даже не запнувшись, продолжил рассказывать.

Уже ночью, когда палатка была поставлена, я отлучился вдоль пруда разобраться с естественными потребностями. Только должная поза была принята, между мной и палаткой возникло светлое пятно с горящими глазами.

Сэром Баскервилем на торфяных болотах почувствовал я себя. Назвать моё положение «неловким» — это ничего не сказать. Разные возможные печальные финалы, связанные с мотоциклизмом, могло нарисовать мне воображение, но роли главного блюда в ужине Барсика под хор орущих лягушек в этом списке точно не было.

Чтоб встретить злой рок лицом к лицу и умереть стоя, а не жить на корточках, я встал, уронив в траву нож в чехле, висевший на поясе, привел в порядок обмундирование, и хриплым от торжественности момента голосом скомандовал: «К-куда?! А ну пш-шёл назад!»

Барсик постоял ещё несколько секунд и, удовлетворённый произведенным впечатлением, развернулся и величаво растворился в темноте. Я выдохнул, встряхнулся и полез в кусты искать нож.

Ночью Барсик приходил к палатке нас проведывать и его дыхание напоминало нам, сколь тонки ткани бытия и нашей палатки.

  • IngvarrIngvarr
  • Игорь
  • 12 мая 2020 в 13:07
  • ?

Комментарии (13)

RSS свернуть / развернуть
здесь был ататат

0
ioivano1
Барсик — местный отожравшийся котик?)
0
Ingvarr
Отожравшийся на залётных туристах))
+3
OlegAnokhin
Странно предъявлять претензии к тем мотоциклистам, кто не тормозил. Во-первых мота стоит два, а значит вопроса смотаться куда-то нет. Во-вторых — что смысла тормозить, если у многих мотоциклистов весь инструмент — это родной набор и особых навыков ремонта нет? Нуждались бы в помощи — сами бы махнули и тормознули.
0
Ingvarr
Солидарность никто не отменял. И, кстати, один из проехавших проскочил мимо, когда я стоял один, а Антон ездил искать СТО.
0
OlegAnokhin
При чем тут солидарность? По твоему другие мотоциклисты должны солидарно с тобой тратить свое время из-за твоей проблемы? Твои поломки — это твоя проблема. Ситуации угрожающей жизни и здоровью не было — это ж не ДТП, не сидишь в одиночку где-то посреди ничего без тени в +40 или наоборот в -20, не тормозил за помощью.
0
fantozzi66
Давай продолжение)
0
Ingvarr
скоро будет)
здесь был ататат

0
Pavel-NC750x
прикольно! Сам родом из Сорок и когда был малым, ездили с батей на великах в Ямполь, купили мне там кеды :D У нас танки не стояли, а вот в Ямполе стоял, поглазел тогда.
0
Ingvarr
Сам пытался вспомнить, Антона мучил — не видели мы танк(
0
Pavel-NC750x
ну «мой» танк стоял там лет 25 назад, может убрали уже.
0
Pavel-NC750x
вот нашел )) www.google.com/maps/place/Jampil,+Winnyzja,+Ukraine/@48.2393521,28.2723518,3a,75y,45.67h,90t/data=!3m8!1e2!3m6!1sAF1QipOO6yGNlmuB3CneDYe2cR_Iq5qViLDw9116CByn!2e10!3e12!6shttps:%2F%2Flh5.googleusercontent.com%2Fp%2FAF1QipOO6yGNlmuB3CneDYe2cR_Iq5qViLDw9116CByn%3Dw203-h270-k-no!7i3456!8i4608!4m5!3m4!1s0x40ccc314ddeda79d:0x57d4fcbf2bc498a4!8m2!3d48.2441219!4d28.2765218
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста, или зарегистрируйтесь.
При перепечатке материалов, видео или картинок гиперссылка на «bikepost.ru» обязательна
мотоблоги, Блог им. Ingvarr, От Днепра до Днестра (часть 1)