Путешествия
  • Пробег для публикации поста в сообщество: 15.00 км
  • Читателей: 4153 | Постов: 2256

Данный блог создан для публикации рассказов, фото и видео отчетов о путешествиях на любой мототехнике.

Путешествия → «Мотороллер мой. По дорогам Азии». Часть 11. Belkin. События 2010 г. Публикуется с согласия автора, с сохранением исходного текста, фотографий, пунктуации и орфографии.

Начало..
Часть 10...
Утром проснулся и вылез в гест-бар. В планах сменить цепь и выяснить, как там народ проезжает в Раттанакири. Весь день болтаюсь по гесту и тупо пялюсь в озеро. Ник рассказывает, что в Пне был большой пожар в трущобах, выгорели кварталы. Где-то на той стороне озера. Мы фактически живем в трущобах на этой стороне озера. Есть над чем подумать. В гесте народ уже в очередной раз поменялся полностью. Я уже, если отбросить отъезд на неделю вокруг Тонле Сап, старожил, все многочисленные владельцы-персонал помнят меня как родного. Из неменяющегося в гесте только какая-то тетка в удивительном для бэкпекера возрасте.


Карта ..


Тетка где-то прознала, что я из России. Сама она из Чехии. Но даже сложно сказать откуда она. Родилась где-то в Беларуссии, потом жила в Польше, Германии, Чехии, еще где-то. У меня нет особого желания выяснять кто она и откуда, но я излишне вежливый и размякший. Тетка начинает долгие речи на английском, я киваю, что-то там бурчу. Райт, райт, шуа, так их, гадов. У тетки оригинальное желание проехать по транссибу, говорю, что пусть берет билеты да едет себе, какие проблемы. Но в целом, заявляю, бредовее идеи путешествия по стране нет. Только, конечно, если уважаемый турист не интересуется доскональным устройством титана и спектром цены семечек на станциях вдоль дороги. Заявляю, что пусть лучше летит в конце лета на Камчатку. Там площадь больше Франции, если медведь не сожрет, то увидит многое.

Тетка полиглот, рассказывает, как она пачками учит языки. А тут как раз живой носитель русского. Она притаскивает какие-то пособия. Я изображаю как мы произносим ЫЫЫ, ЭЭЭ, ЕЕЕ, ИИИ. Суть мягкого и твердого знака. Короче полный фонетический ликбез. Потом вернусь из поездок по Раттанакири и Мондолкири, тетка будет тут как тут.

Потом я говорю, что все, глубокоуважаемая, урок окончен, мне пора ехать на ТО. Уфф. Садимся с Ником на мотосай. Ник заявляет, что тетка крэзи. Ну есть такое, впрочем, мы все уже давно в одной палате. В сарай-сервисе все та же мамасан и бригада мастеров и помогал. Объясняю ситуацию. Надо заменить цепь и не просрать болты. Контрагайки затянуть. Работа закипела. Цепь меняется вместе со звездами, комплект и работа стоит 15 баксов. Старую цепь Ник прибирает в пакетик и мы отваливаем. Хитрый Ник поставит потом мою цепь на свой видавший виды тягач-мотосай для тележки тук тука. На свежей цепи приятно ездить, это понимаешь только после замены. Перестает что-то там пощелкивать и дергать, когда выбираются люфты в звеньях. Однажды я долго не менял цепь, когда гнал через юг Тая в Бангкок и Исаан. Вытянулась примерно на четыре звена. Это я знаю только потому, что работники сарай сервиса меня не допоняли и решили, что я хочу восстановить старую. Так четыре звена и выбили, чтобы цепь вернулась к исходной длине, я глазом моргнуть не успел. Еле объяснил, что готов разориться на новую.


Назавтра большие планы на грани предела. Центральную плоскую Камбоджу с ее порядками и населением я уже неплохо так представлял. Поэтому решил, что надо ехать как можно быстрее в самую северо-восточную провинцию Раттанакири, город Бан Люн. Само название явно призошло от языка лао. Провинция граничит с Лаосом. В Бан Люне я собираюсь проторчать пару дней, потом сместиться на юг в сторону Мондолкири, город Сен Монором. Потом возврат в Пень на ночь. От Пном Пеня до Бан Люна примерно 600 километров. Я хочу проехать за день. Минимум километров так 200 будут забиты сначала пнопеньским траффиком, потом кампончамским, который рассосется лишь и развилки Стун Трен — Сен Монором. По слухам дорога номер семь Пень — Стун Трен, это асфальт, от поворота на Бан Люн 150 километров грунты. Никто ничего не знает про дорогу Бан Люн — Сен Монором. Раз так, то там стопудово будет буйволиная тропа. Попробую сунуться, иначе придется объезжать вокруг. Итак, завтра более 600 километров, вставать надо рано и ехать допоздна. Такое расстояние при кимбоджийском стиле сбрасываний траками на обочину будет непростым.


Неопытный человек быстро поделит 600 на 100 и скажет, что примерно семь часов и ты на месте. Но надо учитывать жару, трафик, обгоны по встречке, поиски дороги на развилках, отдых, ямы, заправки, сплошные рынки в населенных пунктах, коров и школьников. Это уже дает не 6-7 часов, а примерно 10. Световой день 12 часов. После заката скорость упадет максимум до 80. Итого 600 надо делить на 60 и накидывать еще часа так четыре-пять сверху. Даже в Таиланде по отличным дорогам 600 в день это расстояние.


В пять утра я уже выехал, примерно километров так двадцать от Пня утренний трафик, толкаемся плечом к плечу на двухполосной трассе с ямами. Потом за Скуном народ рассасывается и я двигаю к Кампочаму. В Кампончаме большой мост через Меконг, потом развилка на дорогу вдоль Меконга и продолжение дороги 7. Решаю не выпендриваться и гнать по долгим, но ровным дорогам. Единообразие нарушается только какой-то проснувшейся во мне резвостью, когда я устал тошнить за какими-то машинами и я начинаю истерично топить обгоняя все и вся по всетречкам и обочинам. Просто смотрю на часы и понимаю, что время идет, а ехать-то еще вона скока. Потом через какое-то расстояние за Кампончамом идет ремнот дороги, летает пыль, все тащатся по одной полосе, только проезжаешь ремонт, опять втапливашь, пытаясь нагнать трафик. В эпицентре ремонта движение просто встало, всем миром через узкое место проталкивают тетку на мотосае. Тетка везет груз пластиковых предметов. Количество тазиков не поддается счету. Думаю, что тетку на вьетнамской границе посадили на мотосай, потом увешали бидонами так, что вся конструкция стала примерно четыре метра в ширину и три в высоту. Дали шенкеля и тетя поскакала в пункт назначения. Узкое место на дороге она самостоятельно пройти не может, слезть с мотосая тоже не получится, пока не разгрузят.

Рельеф понемногу повышается, плоские поля переходят в покатые холмы. Дорога начинает понемногу вихляться. Я на поворотах уже даже газ не сбрасываю. Где-то за городом Крати дорога натолько однообразна, что я начинаю засыпать. Еду, таращу глаза, пою песни. Состояние, что вот-вот вырублюсь. И в один прекрасный момент просто засыпаю прямо за рулем. Гоню примерно сотню уже сплю, при этом глаза открыты. Впрочем я засыпал и на веломарафонах, крутя педали. Просыпаюсь от того, что мне мигает дальним Камаз, который несется прямо на меня. Просыпаюсь ровно в тот момент, когда пора энергично крутить рулем и уходить из-под колес. От этой картины Камаза передо мной сон сносит в одно мгновение. Такой адреналиновый удар я не испытывал никода. Жизнь перед глазами не проносилясь. В эту минуту мысль была одна: «Еб твою мать, сдохнуть хер пойми где, да еще и под Камазом, нормальные люди прекрасно это делают на трассе Москва-Питер, какого, брат, х*я, ты тащился в Камбоджу?» Еще хорошо, что я долго воспитывал в себе рефлекс не жать истерично на тормоза никогда. Так бы и въехал на боку под колеса. Короче сон пропал до развилки Стун Трен — Бан Люн.

К развилке подъехал на хорошей скорости, очень такой бодрый и решительный. Подумал, что надо бы заправиться, последний рывок на 150 км, возможно успею к самой темноте. Целый день ничего толком не ел, только хлестал колу и энергетики. Поворачиваю налево, делаю двести метров, смотрю на дорогу, сбрасываю и резко еду обратно на развилку. Дорога в ремонте. Вернее не в ремонте, раньше это была разбитая грунтовка, теперь ее перерыли всю и делают подготовку под асфальт. Работы в стадии экскаватора и бульдозера. Пыль стоит до небес. Весь горизонт на востоке в желтом мареве.


Я автоматически прикидываю, что 150 по такой дороге выливаются примерно в четыре часа пути. А раз так, то надо принимать решение, либо ехать в Стун Трен и там ночевать, либо отдыхать и ехать до упора, пока в темноте не засияют огни Бан Люна. В любом случае пора пожрать и отметить второй день рождения. Заливаюсь топливом насколько это возможно. Потом смещаюсь в сторону столовки. Народу никого, жую лапшу с мясом, открываю банки с пивом. Иногда приезжает автобус Пень-Стун, иногда Стун-Пень, иногда Паксе-Пень. Рядом лаосская граница, едет неорганизованное турье. О чем-то там болтаю с подзависшим в столовке бэкпекером, он двигается из Лаоса в Пень и почитывает путеводитель. Летает пыль и жарит солнце. Перед долгой дорогой выпиваю поллитра пива, энергетиков и колы. Закрываю щели в шлеме и еду в стену из пыли.

Дорога все хуже и хуже. В опрежеленный момент приходится включать фару, чтобы тебя хоть как-то видели. К сожаления фотографий нет, потому, что фотоаппарат было жалко. Он у меня отстойный, но единственный. Весь покрываюсь бело-желтой пылью. Иногда провожу рукой по стеклу шлема, чтобы хоть. Пыль засыпается в башмаки, как вода. Я знаю, что такое аквапланирование, впервые в жизни я почувствовал пылепланирование. Это когда с размаху влетаешь в слой пыли примерно 30 сантиметров, она вся перевоздушенная, колеса мотосая начинают плавно погружаться, в это время мотобайк мотает вправо и влево как на залитой маслом дороге. Стоит лишь немного ускориться и ты взлетаешь в этой воздушной массе. В повороты просто не идет. Так и скользишь куда понесет. Вокруг ездят машины, траки, бульдозеры роют ямы. За траком ехать невозможно, не видно вообще ничего. Встречные траки не просто поднимают клубы пыли, а окатывают тебя пылью как водой.

Примерно за два часа, на закате я вылетаю из эпицентра строительного безумия на простые и обычные грунты. Там тоже пыль, но по крайней мере нет бульдозеров. Земля постепенно краснеет. Я останавливаюсь под покрытой пылью столовкой, беру пыльную бутылку воды и пью, прочищая горло. Еще ехать и ехать. Погнали дальше. Федеральная трасса Стун Трен — Бан Люн. Где-то на границе областей закатные пейзажи сильно напоминают тверские болота. Только деревья не хвойные, но силуэты очень похожи. На этой же границе забываю закрыть карман с телефоном. Лечу 80кмч, что-то на кочке шлепается и пропадает позади. Еще с километр тупо размышляю, что это было? Потом вспоминаю, что полтора года назад в песках под Михнево Московской области из этого же самого кармана с таким же звуком шлепнулся телефон. Смотрю на карман, действительно, дежа этэ. Громко матерясь еду назад искать. Мрачно брожу подороге, пытаясь определить место падения с точностью хотя бы метров так 200. Слава богу, нахожу телефон, он не улетел в кусты. Потом нахожу батарею. Включаю, работает. Потом нахожу крышку. Потом через пятнадцать минут с удивлением нахожу стилус. Все разлетелось метров на сто по всей дороге. Телефон сенсорный, на мое счастье не долбанулся экраном, даже не поцарапал его. Но корпус треснул, вибратор отвалился и гремит внутри, когда я трясу телефон, на батарее неэстетичная царапина с лохмотьями. Наушников у меня уже нет, включаю музыку через динамик и еду. Кип ёр айз он зе роад, ёр ханз апон зе вил, итц а риал гуд тайм. Беспечный затраханный ездок.

Наступает ночь, я опять въезжаю на строительную площадку. Тут орудуют уже власти провинции Раттанакири. Строится и ширится дорога вьетнамский Плейку — Кампучийский Стун Трен. Следите за новостями, как говорится. Скоро откроют переход и из Нячанга можно будет с комфортом, жуя бутерброд и запивая Сайгоном, перемещаться на лаосские тысячу островов.


Опять пыль взлетает до неба. Опять я поднимаю скилл в пылепланировании. Все таки по пескам носит совсем не так, как по очень глубокой пыли. Все усложнаяется полной темнотой, в окрестные аулы свет еще не провели. У встреченной маршрутки выясняю, что еще сорок километров. Ну это уже рядом. Перед самым Бан Люном подъезжаю к магазину, в нем стоит генератор, горит свет, кхмеры смотрят футбол. Беру пива, полоскаю горло, и последний рывок. В Бан Люн въезжаю около 10 вечера. 150 километров тащился примерно пять часов. Внезапно на границе города начинается асфальт. Главная улица города во вьетнамском стиле — широкая с газоном посередине. В целом в Кампучии так не принято.

Боги решили начать испытывать меня именно в этот день. Потом я полмесяца буду в мокрой грязи и сухой пылище гонять в горах северного Вьетнама. Чтобы не думал, что мир черный с белой полосой посредине. Мир белый, желтый и красный. Если дорога хреновая но проезжабельная, всегда можно устроить ремонт.

В чреве Бан Люна скрывается пруд, вокруг которого расположены ризорты. Я заправился и поехал искать ночлег. Тут меня ждало некое удивление. Например ризорт «Red earth», или как там его просит за ночлег полтинник долларов. Что? Полтос в пыльной дыре, в которую без очень очень большого желания не въехать? На ресепшене сидит вся такая кхмербизнес-леди в костюме и на прекрасном английском говорит мне страшные вещи. Ого. Вторая новость: в Бан Люне проходит саммит Камбоджа-Лаос-Вьетнам. По улицам ползают толпы полицаев, ездят машины с мигалками и вооруженной до зубов охраной. Весь город забит лицами произвольной официальности. Мест нигде нет. Хоть бери и прямо сейчас езжай в леса ставить палатку. Объехал около пяти гестов. Все смотрят на мой чуханский вид и машут руками. С большим трудом нахожу гест за десятку бакс. Три ночи, два дня, потом поеду в Мондолкири. Думаю, что какая бы там дорога ни была в этот Мондолкири, обратно в сторону Стун Трена не поеду ни за что. Лучше пропасть с концами в нацпарке Люмпат. Минимально оттряиваю себя, мотосай и закатываю его в холл, ставлю около ресепшена. Сам в душ, переодеваюсь в изумительную оранжевую рубаху с надписью Ясотон и иду как следут вмазать по пиву. День рождения продолжается, у телефона тоже день рождения. Пойдем выпьем, мобилка.

Утром решил, что поеду, отмечусь на вьетнамской границе, это моя традиция, потом искупаюсь в круглом озере вулканического происхождения. На следующий день думаю сгонять потрястись по грунтам парка Вирачай, потом уже в Мондолкири.

До границы Вьетнама из города начинаются семьдесят километров идеальной новенькой, разве чуть узковатой дороги. Сразу становится понятно, кто тут строит дороги на Стун Трен. Вьетнамцы дотянули пока только до Бан Люна. Все сесьдесят пролетаю как ветер, даже незаметно. Идеальная прогулка. Все колхозы на дороге перестроены в стиле вьетнамских — на въезде дорога расширяется на две полосы с газоном посредине. Как привыкли, так и делают. Через месяц я буду проезжать с той стороны границы, один в один.

Один раз из за поворота почти влетаю в дуру, которая встала на мотосае за поворотом посреди дороги и ковыряет в носу. Оттормаживался уже реально с юзами на заднее колесо. Ничего рискованного не произошло, но матерился от души. Трак же в блин раскатает.

На границе выяснял из первых рук, работают ли на пропуск фарангов. Нет, только для местных. Но думаю, что откроют. Слишком уж модная для тех мест дорога строится. Пограничники сидят в ларьке за столиком и играют в какие-то китайские карты на донги, кипы, риалы и баки. Предлагали и мне, но я только в дурака на раздевание могу. Совсем не то. Возвращаюсь обратно, интернета в городе нет. В Вирачай решаю не ехать, карт нет, вокруг города стоит пылища. Поездил по городу попил ча, который чай. Сто лет уже чай не пил. Еще утром отмыл байк. Так и провел день. Саммит в разгаре, везде полицаи. Город набит вьетнамским и лао траффиком, а тут я, шпион из Таиланда. Любой лао меня вмиг раскусит. На другой день поехал на озеро и целый день купался-отмокал. Второй раз купаюсь в водоеме за четыре месяца. Первый раз было в Ванвьене — тюбинг на реке с барами. Вечером второго дня окончательно убедился, что нет никакого интернета, пополнил симку, и полез в ноут через жопорез. Надо чертить трек через нацпарк. Владельцы геста слушают мои планы поездки в Мондолкири через Люмпат и крутят пальцем у виска. Накупил похожих на хорошие батареек для гармина, провел трек по дороге, расставил точки на реки, переправу, поселки. Все готово.


Ранним утром проснулся и поехал. Глядя в прошлое думаю, что в один карман рюкзака надо было воткнуть полторан воды, в другой полторан бензина. Тогда бы мне сам черт был бы не страшен. А так пришлось поволноваться, что бензин закончится. Пришлось бы застрять. Очень быстро доехал по приличной грунтовке до переправы. Волновался, что придется бегать искать лодочника, но направление не совсем мертвое, есть паромщик. Паром — две маленькие лодочки с мотором, соединенные настилом. Выдерживает пару мотосаев и троих-четверых человек. К парому требуется решительно спускаться по засыпанной камешками тропе. Потом влетаешь на настил парома по досточке, потом тормозишь, потому, что настил маленький. С парома резко вылетаешь и на первой взлетаешь в крутую горку. Если не получается — падаешь в воду, потом вылавливаешь и катишь байк обратно в Бан Люн в ремонт. Думаю, менять придется многое, если байк не был заглушен.
Эпопея с паромом проходит на ура, переправляемся, дизэмбарк и я поехал. Сразу за рекой трек немного врал, там поля и поселок, по снимка гуглу было не очень понятно куда ехать. Одно время вобще застреваю в колючих кампучийских бабуковых зарослях. В Камбодже бамбук с шипами. На севере Вьетнама на горе Фансипан, гораздо более гуманный. Первый раз немного надрываю виндстоппер. Потом нахожу выезд и двигаюсь на юг. Дорога представляет из себя ванну набитую песком. Пятьдесят километров по жаре я буквально проталкиваю мотосай на руках, газуя на первой-второй и поднимая тучи песка. Такой случай у меня был: водохранилище, Вышний Волочек, Тверская область, песок по колено. Только жара за сорок и воду я всю выпил. Который час толкаю байк, упираясь всеми конечностями, ругаюсь как сапожник, проклинаю жизнь. Иногда встречаю встречных кхмеров на байках, пытаюсь наводить справки.


На скорости влетаешь в песок, байк начинает ехать по своей собственной траектории, естественно в дерево. Тормозить нельзя, байк сразу садится на брюхо и его уже не сдвинуть. Как-то вот так едешь и балансируешь. Все боюсь, что перегрею двигло — постоянно тащусь 5кмч на первой на тысячах так восьми оборотов. Заднее колесо роет канавы. Бензиновый указатель бежит к нулю. Уже совсем охреневший подъезжаю к какой-то одинокой избушке посреди парка (кстати в навигаторе я там точку бахнул — разглядел какие-то огороды на спутнике). Воды — кричу. На меня бросаются собаки. Собак оттаскивают, они рычат из под дома. Напился сомнительной воды, было все равно. Показали что-то около десятки до первой цивилизации. Навигатор показывает то же самое, конечно же он не показывает гарантированное наличие бочки с бензином и воды. Наулыбался хозяевам и погнал дальше. Нацпарк заканчивается. Еще раз понял, что в Кардамоновых горах тоже делать нехрен. Только чахлые кусты разглядывать, да тащить байк на горбу. Да и вообще тащиться за тридевять земель бессмысленно. Хочешь покувыркаться в песочнице — вся Тверская область: пески и болота. Хочешь песков, жары и арбузов, есть Волгоград и Арчеда. Там и пустыня имеется.

Приезжаю в поселок, стоит жара, пылища, все деревья облетели, сухой сехон. Заливаю газолин. Беру две полторашки воды, четыре банки колы, маленький арбуз. Половину съедаю сам, половину отдаю маленькому кхмеру. Полторан выливаю на арбуз, голову, выпиваю. Еду дальше. До самого поселка Као Нек все та же песня — толкание по пескам, но глубина песка меньше, тут уже не нацпарк, ездит народ. Повляются даже деревья с тенью, рисовые поля, овраги полноводных в дождевой сезон рек. Иногда мне машут кхмеры, предлагают остановиться и зохавать. Благодарю и гоню дальше. Дорога странным образом вихляется через дворы, прямо через рисовые поля, через истоптанные буйволами полянки. Я еще не привык к буйволам и не знаю, что они жутко трусливые. Кажется такая туша как прыгнет на тебя. Они действительно могут резко прыгнуть на полтора метра, коровам и не снилось. Но они трусливые и всегда бросаются наутек. Иногда еду по остаткам настоящих дорог.


В целом в сухой сезон дорога через нацпарк не такая и ужасная. Местные гоняют, значит и я могу. Если бы втариться полным комплектом бензина, концентратов, гречки, воды и тушнины, тогда можно было бы и жить там.

В селе Као Нек дорога резко раздается вширь и становится рыжим грейдером. Очень ровным, после песков нацпарка она кажется самим совершенством. Я втапливаю 80-90 и несусь как ветер. Какое счастье. Потом мельком под навесом замечаю группу в цветастых балахонах. Выглядят как команда американского футбола. О, да это же сорвиголовы на эндуро! Подъезжаю. Ого, думаю, здесь говорят по-русски. Наши в городе! Радоснтный заливаясь газолином, попивая воду лезу общаться. Но народ какой-то хмурый, в беседу особо не вступает, ведут себя в стиле «отойди мальчик, не мешай». Думаю, что за хрень такая? Двум немцам, двум голландцам всегда найдется о чем потрещать и только двое русских всегда стараются сделать вид, что они тут единственные такие.

Занятые мегаэндуропровессионалы разложили на столе карту и чего-то там выясняют. Понимаю, что обсуждают дорогу на Бан Люн. Спрашиваю, нужна ли помощь. Опять смотрят на мой неформатный мотосай и делают брезгливые лица. Типа тут серьезный разговор, езжай себе за пивом и не лезь к старшим. Да еб вашу мать, говорю, я из Бан Люна еду, вы тут полчаса уже выясняете как вы, блядь, туда поедете. На вашей древней карте дорога даже, блядь, не нарисована. Все нормально, заправьтесь, за пять-шесть часов точно будете там. На ваших оффроадных дурах можно и побыстрее. Дорогу не потеряете, она в лесу не пропадает. Песка только много. Все недоверчиво посмотрели, потом поняли, что я действительно все давно проехал, в отличии от них. Наконец-то сняли суровые маски.


Удивительное оказалось потом. Подошел еще один товарищ помоложе, тоже русский, познакомились. Он оказался организатором тура, особо выделялся тем, что говорил по-кхмерски с заправщиком и кхмерами в сопровождении пробега. Парень оказался сыном некоего Сэма. Сэм живет в Сиануквилле и организовывает туры по Камбодже (это не реклама, а жизнь). Этого Сэма я встречал в январе с столице Лаоса, во Вьенчане. Тогда я выписывался из кабака, а напитый в хлам Сэм поднимался навстречу и болтал по-русски с другим товарищем. Сэм его вывозил в Лаос. Мы тогда вмазали текилы и разошлись. Вот так через два месяца выясняется, что мир даже теснее, чем я думал. Даже не понимаю, чего тогда дорогу обсуждать, если руководитель там сто раз был. Или он еще тогда там не ездил? Я забыл эти подробности.


В итоге поболтали и разъехались я на юг и потом на запад, они на север и немного на восток. Через километр я развернулся и сделал фотку компании. До самого Сенмонорома гнал по отличному грейдеру. После дебрей просто изумительная дорога. Один раз только уже под конец слишком уж сильно расслабился и слетел на рыхлую обочину, чуть не навернувшись, подняв тучи пыли. Перед самым Моноромом заправился на одинокой заправке и поехал искать гест. Опять весь грязный и пыльный.

Монором в то время переживал крутые перемены. Все перекопали и наводили асфальт в городе, и тянули асфальт до города. То есть город сад опять покрывается красной пылью. Если заходишь в кабак, первым делом протирают стул и стол. Сам город гораздо приятнее, чем Бан Люн. Мне Монором очень понравился, сейчас, думаю, что сделали дороги и городишко стал совсем приятным. Он весь расположен на холмах, есть прудики, садики, кафе, кофейные плантации, свой кофе. Есть интернет. Такой тихий и размеренный городок на окраине. Это будет лучший городишко в Камбодже. Если бы только туда перенести озеро из Бан Люна )), цены бы не было. В нем ничего особенного, там нет Диснейлденда или памятника ЮНЕСКО. Он просто клевый. Приятные люди, опять же. За гест просят не 50 и не 10, как в Бан Люне, а всего 5. Лет через 10, когда откроют погранпереход около Монорома, это будет идеальное место, чтобы отдохнуть и остынуть после Муйне, Нячанга и Камрани, либо согреться после Далата. Впрочем, я могу и самообмануться. Надо хотя бы еще раз побывать.


В Монороме я отдал байк на помойку. Мужик драил его, словно асфальт уже проложили. Оттер до состояния, в котором я его выкатил из магазина. Нашел интернет-кафе. Пользовался шлангом, вайфая нет. Хорошо, что у меня ноут, через день у них комп накроется, я один в кафе с ноутом, ждать никого не надо )) Целыми днями просто катался по грунтам вокруг городка. Холмы лысые, видно далеко. Частенько растут хвойные деревца. Ностальгия. Постоянно что-то в округе жгут. Вечером солнце садится в дым и ЮВА-стайл дымку. До горизонта не доходит, пропадает в небе. В первый день гонял на водопад. Сначала был асфальт с хитрым расположением дыр и щебенкой. Асфальт быстро развалился и потом началась полуразмытая грунтовка. На особо резких подъемах она превращалась в нагромождение булыганов, по которым байк скакал как козел, цепляя камни брюхом. На водопаде познакомился с владельцем палатки. Он вспомнил русских, которые были здесь сутки назад. Это те самые эндуристы. Они рассказывали, что спали на водопадах. Я сидел, пил кофе со сгущенкой, болтали. Потом сходил к водопаду. Сухой сезон не время для водопадов. Больше всего порадовался за местную корову, которая ловко сожрала все бананы у продавщицы. Последний банан продавщица пыталась вырвать из коровьей пасти, но корова так просто не так сдавалась. Один черт покупателей не было. Из меня какой покупатель?

На следующий день гонял по лысым холмам. Видел пожар в лесу. Кхмер ходил и целенаправленно поджигал лес. Лично не понимаю суть явления. И так почти нет леса, А выжигаются последние куски. Остаются круглые холмы. И то тут, то там столбы дыма. Так по всей восточной Камбодже. Лес оставляют только в нацпарках и труднодоступных местах.

Во время поездки раскочегарился по дороге и меня остановил только шлагбаум, лежащий поперек, оказалось, что Камбоджа совсем кончилась, дальше идет Вьетнам, дорога на Зя Нгия и дальше на Фантьет. Переход только для своих, фарангов не пускают. Хотя, если пожить недельку, попить пивка, то, думаю пустят, еще и на море свозят, чтобы не сбежал )). Посидели с пограничниками в будке на переходе, поболтали как могли, да и поехал в Монором.

Через три ночи сел на мотобайк и быстро как это только можно поехал по строящейся дороге. Опять пылепланирование, опять грязный. Но асфальт довольно быстро начался. Только иногда десяток-другой километров асфальта был засыпан слоем гравия. Сложно поворачивать, байк как ехал вперед, так и едет, чуть чильнее накренишься — стопудово набок. Приходится потихоньку осторожненько подташнивать. Потом вылетел на старые знакомы места. Только не поехал через мост в Кампочаме, а повернул перед ним на дорогу 11, по которой ездил на свадьбу. Только теперь еду всю дорогу целиком и в обратном направлении. В Ник Лоне перешел Меконг на старом знакомом пароме и дальше дорулил по дороге 1 до Пня.

В Пне забурился в тот же самый гест. Привет Ник



Продолжение..
  • Marat74Marat74
  • 4 декабря 2020 в 12:48
  • ?

Комментарии (2)

RSS свернуть / развернуть
0
ItalloEspan
до монорома не доехел. в кампоте понравилось больше всего в камбодже, хотя тоже моря нет
0
ItalloEspan
в кепе правильнее сказать будет
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста, или зарегистрируйтесь.
При перепечатке материалов, видео или картинок гиперссылка на «bikepost.ru» обязательна
мотоблоги, Путешествия, «Мотороллер мой. По дорогам Азии». Часть 11. Belkin. События 2010 г. Публикуется с согласия автора, с сохранением исходного текста, фотографий, пунктуации и орфографии.