Путешествия
  • Пробег для публикации поста в сообщество: 15.00 км
  • Читателей: 4153 | Постов: 2256 +2

Данный блог создан для публикации рассказов, фото и видео отчетов о путешествиях на любой мототехнике.

Путешествия → «Мотороллер мой. По дорогам Азии». Часть 16. Belkin. События 2010 г. Публикуется с согласия автора, с сохранением исходного текста, фотографий, пунктуации и орфографии.

Начало..
Часть 15..
Сайгон — Муйне

Утром пришлось проснуться пораньше. Потому, что в планах ехать в Фантьет извилистыми путями. Сначала по одной из многочисленных дорог номер 1, потом вдольканала к озеру по дороге 742, потом дорога 20 в горы, потом дорога 28 с гор к морю. Все только потому, что мне хочется наконец-то заехать в эти самые горы. В итоге получается 40 километров на выезд из Сайгона и 300 километров пути по двухполосным второстепеннм и третьестепенным трассам.

Выезжаю из отеля сразу после восхода и начинаю блуждать, в поисках выезда из города. Примерно знаю, что надо ехать по солнцу куда-то на восток, но дороги заносит то в одну ненужную сторону, то в другую. По одному мосту сгонял два раза: туда, понял, что мост не совсем тот, потом на разворот и обратно, потом долгие размышления, а вдруг мост, это тот самый мост итп. В конце концов решаю, что главное выбраться из этой урбании, а по сельским дорогам держать направление гораздо проще, чем в перманентно перестраиваемом мегаполисе.


Карта

За из перекрестками по утреннему холодку стоят пикеты полицаев, которые проводят операцию «шлем-прева-кто такой». У меня все еще настороженное отношение к этим компаниям, поэтому с перекрестка я стараюсь уходить где-то в центре толпы, когда полицай уже хватает кого-нибудь из местных. Так и двигаюсь. Едешь и едешь, уже тридцать километров отмотано, а город все тянется и тянется. Светофоры-перекрестки. В конце концов я нахожу разбитый асфальт, выходящий на 742 дорогу вдоль канала-реки. Ни реки ни канала не видно. Кусты-деревушки. Но сама дорога приятно вихляется. На остановках частенько подходит какой-нибудь вьетнамец (ибо он же продавец в палатке) и затягивает разговор кто-откуда. Все-на на смечи вьтнамско-англицского с грехом пополам. Иногда спрашивают, почем байк, иногда, есть ли жена-дети. Я в это время пью колу со льдом из полиэтиленового пакета.

Потом кола делает свое черное дело, за городком Бинь Хоа приходится бегать в поисках подходящего ствола латексного дерева. Только решишь, что заехал достаточно далеко, тут же из чащи выезжает толпа на мотобайках и смотрит на тебя как на инопланетянина. В итоге полчаса мечешся по латексной роще и делаешь вид, что озабочен качеством латексного сока, типа оцениваешь стоимость угодий для покупки-колониализма. Везде кто-то живет.

В одном месте над самой дорогой на скале стоит громадный каменюка. Кажется, что только и ждет удобного момента, чтобы покатиться и раздавить городишко.


Постепенно поднимаюсь в горы. В каком-то захолустье стоит кафе, такой кофе, сякой кофе, беседки-палисадники-виды и пальмы. Естественно в кафе есть вайфай. Сижу часок и релаксирую. Горы начинаются как-то неохотно, дорога потихоньку поднимается вверх, но адовые серпантины все не появляются и не появляются. Даже скучно. Дорога становится хуже и хуже, постепенно она переходит в активный ремонт дороги. Перегруженные автобусы и траки карабкаются в гору, поднимая тучи пыли и дымя дизелями.


На короткой остановке сцепляюсь языками с франкоговорящим вьетом, какой-то учитель, едет в Далат. Далее разъезжаемся, у меня темп более рваный, я то гоню, то стою глазею. Забираюсь на плато. В городке Бао Лак стоит телевышка стилизованная под Эйфелеву башню. Вокруг чайные поля. Погода подозрительно портится и становится как-то непривычно прохладно. В этом же Бао Лаке я делаю лицо кирпичом, проезжая мимо очередного полицая. Прохладно, повылазили.

В каком-то живописном месте остановился чтобы сделать фотоснимок. А, жуткая вонь разливается по воздуху, где-то прячутся сто миллионов свиеней и кур. Быстро щелкаю и делаю ноги из странной пасторали. Сворачиваю на 28 дорогу, она забирается уже куда-то под 1200 метров в горы. Целые склоны заросли хвойным лесом. Температура около 17 градусов тепла. Еду и размышляю, что в Красноярском крае как всегда хреновое лето. Если бы не редкие банановые кусты, то разницы с летней Сибирью мало. Дорого, забравшись наверх, переходит в извилистый спуск. Несколько часов катишься вниз, пока голова от поворотов кружиться не начинает. Долго еду вслед за лекговушкой. У нее неподходящий для меня режим, некоторые повороты мне лучше проходить не оттормаживаясь, чтобы не уйти в занос, а водитель машины аккуратно едет примерно с одной скоростью. Из за этого мне приходится сильно оттормозиться перед поворотом, чтобы не тормозить на нем и не въехать в машину за ним. Потом я набираю скорость, чтобы держать темп, потом по-новому.


Водитель легковушки как-то ленится гудеть на закрытых поворотах. Я же постоянно давлю на кнопку. Иногда длинные грузовики выскакивают на крутых поворотах на встречку, надо как-то предупреждать. Местные на байках тоже любят проходить повороты, велезая на встречку. А так погужишь ты, из-за поворота тебе погудят и становится понятно, что за поворотом кто-то есть. Еще на дороге 28 перед поворотами сделана гребенка из белой рельефной разметки. Это не столько помогает, сколько сильно мешает. Гребенка как раз в том месте, где пора оттормаживаться. Сама гребенка это четыре-пять поперечных полос, потом еще группа из четырех-пяти полос. В итоге оттормаживаешься перед гребенкой, бросаешь тормоза на гребенке, потом дотормаживаешь между группами гребенок, опять бросаешь тормоза, опять жмешь тормоза. И все это на фоне легковушки, которая маячит, то приближаясь, то удаляясь. Через десяток километров он таки дает мне дорогу и ухожу вперед.


В каком-то ауле мне под колеса бросается курица, она долго не могла определиться куда ей бежать, в итоге она побежала точно под колесо. В том месте асфальт куда-то подевался, очередной перевал, похоже на границу провинций, чья дорога еще не разобрались. Я оттормаживаюсь на грани падения по глинистому грейдеру. Твердо обещаю себе больше не жалеть ни одну птичку. Хочет сдохнуть -туда ей и дорога. Умные курицы роются по кустам, раз и навсегда определившись с обочиной.

Далее опять вниз-вниз-вниз. Крутишься по серпантину до тошноты. Постоянный упор на руки. Отжимаешься и отжимаешься.

Уже перед закатом спускаюсь с гор. Резко теплеет до 28-30 градусов тепла, тучи немного рассеиваются, дождем не накрыло. Это просто отлично, по мокрому серпантину крутить никакого желания. Под дожем в горах ездить очень неприятно.


В Фантьет въезжаю уже перед самым закатом. Опять чистенький южновьетнамский городок. Я собираюсь остановиться в Муйне. Дорогу я, естественно, не знаю, в таких случаях приходится долго крутиться по лабиринтам улиц, заносит все время не туда. Пытаюст допрашивать местных. Канал связи не налаживается. Но случайно на какой-то улице вдруг вижу указатель на Муйне. Радостно врубаю как следует по дороге и обгоняя такси, автобусы и мотоциклы лечу искать ночлег. В Муйне въезжаю когда окончательно темнеет.


С первых же метров становится понятно, что во-первых Муйне это такая пляжная Мекка пакетника, во-вторых пакетник из России. Везде бродят красные Саши и Люси, вывески на русском языке, зародыш Паттайи. Туристический сектор состоит из улицы вдоль пляжа, около воды модные ризорты, на другой стороне не такие модные. Уютных треш-шалашей-утех-бекпекера не видать. Улица пустынная, движение никакое. Но с другой стороны нет никакого налета полудикого кемпинга. Короче, первое впечатление было: «Может куда еще поехать?» С тоской вспоминаю Панган, где можно найти крошечный пляж подальше за горами и торчать там вне времени и пространства. Потихоньку заезжаю в ризорты около воды. Цены мне не очень то нравятся. 30 долларов и дальше в плюс. Пафосные места отбрасываю. Перехожу на другую сторону дороги. То занято, то какие-то 20, 15 долларов за странные гесты. Наконец-то за очередным ресторанчиком нахожу ризор со свободным бунгало за 12 долларов. Еще меня в поисках напрягало, что цену не говорили, пока не посмотришь на эти мебелированные комнаты. Идешь и думаешь: «Скажите цену, такрастак, чего я тут время теряю?»


Сейчас вспоминаю, что процесс со стороны выглядел так: тихая улица, качаются ветки пальм. Народ стучит вилками в придорожном ресторанчике, играет легкая музыка. И тут вдали «дддддДДДДДДДДДД! ДД! Д! Д! Д! Д! ДДДДДДДДАААА», прямо с дороги резким поворотом прямо в кого-то из персонала вылетает синий мотобайк. Резко с юзом по песочку оттормаживается. С мотосая спрыгивает неформатный мужик с рюкзаком, в джинсаз, рубашке и куртке. Это на жаре под 30 градусов. Все вокруг в шортах и футболках. Сразу в крик: «Номера есть? Почем? Нет, спасибо!» Разворот с прогазовкой на первой, где-то буксанул в песке, «ДЛДДДДДДДДддддддд....» Все жуют дальше.

В успешном случае, это еще усугубляется победным въездом в ризорт, там где-то в темноте по дорожкам, с заносом по песку, скорее в душ, переодеваться, через десять минут я уже в шортах-хаки и рубашке «Ясотон» забегаю обратно в ресторан с пакетом гразной одежды. Нун куат Сайгон, лео лео, хоть вьетнамцы по-нашему и не говорят. Так я и заехал.

В ресторане я посидел, чего-то заел-запил. На форуме нашел телефон кайтерши с этого топика:
Дауншифт в кайтовый рай Муи Не (On-line дневник)

Ну-ка вспомним о чем же там шла речь 28 марта 2010 года?
«Re: Дауншифт в кайтовый рай Муи Не (On-line дневник)
Сообщение: #888
Сообщение Pinky Yazz » 28 мар 2010, 08:20
да любой черныйб и если можно с бергамотом
заранее спасибо „


Короче, черного с бергамотом я бы и сам выпил. Еще бы и салом заел с гречкой. Странно, но во Вьетнаме напряги с чаем. Местные пьют какой-то зеленый чай. На юге хлещут холодный, на севере горячий. Из каких-то стопок, из которых и водки не напиться. А чай, хоть и не водка, но привычнее, все-таки пить черный горячий тресограммовыми кружками. С такими примерно мыслями я созвонился, давай говорю приеду, поболтаем. То-се. Гостинцев никаких давно нет, пошел четвертый месяц. Все это я делал для достижения сугубо эгоистичной цели — поболтать по-русски. Последний раз это со мной происходило в Сием Рипе недели три назад. Я надеялся, что в Муй Не можно найти какую-нибудь веселую тусу. Я-то сам унылый как гнилой лимон, мне требуется подпитка от чужих позитивов. Короче мы сговорились, что веселая толпа собирается играть в покер примерно через пару часов. Поднабравшись еще пива я выехал на место.


В конце-концов мы все пересеклись. Но тусовка мегапозитивом не блешет. Это довольно-таки замнкнутая толпа покеристов-кайтеров. Такая давно устаканившаяся (не то имел ввиду) рабочая атмосфера. В этом смысле я их понимаю, попробовал бы кто пообщаться с нашей толпой велосипедистов. Так вот как-то повстречались, поговорили ни о чем, народ уполз играть в свой покер. Мне их покер не особо, им мой мотосай тоже не повод для общения. Короче, я завис за стойкой бара, разговаривая о том о сем с девушкой из России, которая работает гидом и к тому времени торчит на точке уже месяца три. Периодически кто-то приходил уходил, они занимали друг другу по 150000 тысяч донгов до ближайшей полумифической получки. Низкий сезон, бабла негусто. Кому-то надо бы и купить мотобайк да пока денег нет и все такое. В покер у наших игра тоже не шла, некие европейцы раздевали коммуну в пух и прах. Мне показалось, что народ приехал черт знает куда и завел примерно так привычную жизнь московского кабацкого разгильдяя. Даже как-то странно. Я когда-то размышлял, а не открыть ли кабак в Муй Не или еще на каком пляже? Но тут меня вдруг посетила мысль, что через месяца три после открытия я сопьюсь от вечного дня сурка и меня найдут утром на пляже, голова зарыта в песок. Как это говорится в Южном Парке, в этот вечер я понял очень важную вещь: путешествовать я еще вот так могу, но торчать на одном месте для меня мучительно. Как-то не мое. С этими мыслями я расстался с очередными суперпланами и немедленно наклюкался. Потом деньги закончились, я повинуясь духу Муй Не, (который осуждается всеми в топиках про мотобайки в муйне), повинуясь этому духу я пьяный вхлам выехал к банкомату. Перед отъездом чего-то еще помню шутканул в баре: “Вы мне джин-тоника налили, у меня денег только на полстакана, можно я только половину отопью, а остальное вы обратно разольете?» Я сгонял в банкомат и нахлестался уже как следует. Как полный мурзик.


Я люблю пропустить бутылочку пивка после жаркого дня, но так профессионально я не ухламлялся с тех пор как посетил Ангкор Ват. Потеря мечты даром не проходит. Из бара я уже вышел в состоянии, идти не могу, но ехать пока получается. Залез на мотосай и поехал. Дал километров так 90 в час. Было уже совсем поздно и улица была пуста. Можете уничтожить меня морально, я каюсь. Я был пьян, и теперь не достоин звания офицера. В процессе поездки я осознал что совершенно не помню, где же я заселился, и что Муй Не вобще уже закончилось. Частая проблема: меняешь город, селишься, потом долго вспоминаешь где. А тут одна лишь улица, огни погасли, все изменилось. Вокруг пальмы. Я уже совсем медленно прокатился туда-сюда раза четыре, потом махнул рукой и высадился на бетонный парапет набережной. На парапете я заснул, потом я свалился с парапета на острые камни и сорвал ноготь на среднем пальце левой руки. Вот, не гоняйте пьяным на мотобайках, заснете же потом на парапете и шею себе сломаете.

Злобно размахивая пальцем я вылез обратно на парапет и решил, что хоть пусть небо обвалится, я найду свой гест. Сел на мотосай и стал внимательно разглядывать дом за домом и забор за забором. Раза три я проехал туда-обратно и наконец-то нашел. Проблема была еще и в том, что я ничерта не видел, все расплылось. Чертыхаясь, как-то замотал палец и вырубился. Все комары в бунгало в ту ночь передохли.

Утром я около восьми вскочил и отправился сразу в ресторан, где вытащил из холодильника всю кокаколу и воду. Со словами «деньги потом занесу», я немедленно все выпил. Потом я разобрал на части шлем и вымыл всю рыжую грязь, которая забила все внутренности. Потом просто поехал в сторону поселка. Медленно тащился вдоль набережной, между тургетто и поселком, поехал штурмовать пески возле пляжа. Только потому, что увидел там какие-то гигантсике тазы на волнах. Раньше на фотографиях я видел эти странные лодки. Посмотрел на безобразие вблизи и поехал дальше в поселок.


Помню, что на заправке меня пытались нагло развести на какие-то немыслимые бабки и все это с таким видом, как будто так и надо. Да я был тогда в курсе цен на бензин от границы Лаос-Мьянма до дельты Меконга. Потом я лениво пил кофе в сельском кафе. Один вьетнамец признал во мне гражданина США, сказал, что он тоже живет где-то в СФ. Я ответил, что я, ващет, из окопа на той стороне поля. Но все-равно поговорили за жизнь. Я поехал дальше по пересыпанным песком улицам куда-то на самый край мыса Хай Лонг. Там нашел мощный прибой, скалы и кладбище. Бродил среди скал и могилок, размышляя о вечном. На могилках, как это и положено во Вьетнаме, самая популярная фамилия Нгуен. Достаточно далеко от моря набрал горсть мелких разноцветных ракушек.


Непонятно, почему Муй Не так раскручен для обычных туристов. Муй Не — это гигантские пляжи от горизонта до горизонта, и постоянно дует ветер. Старожилы, конечно расскажут, что бывает просто ветер, бывает и не ветер вовсе, бывает хороший ветер и еще триста видов ветра. Но я сочувствую пакетникам, которые надеются полежать в свое удовольствие на песочке и понырять в спокойной воде. При мне на пляжах со стороны Муй Не дул ветер, а на другой стороне Хай Лонга дул ветрюганище. На ту сторону я поехал просто потому, что вдоль берега на север уходила отличная дорога. Если бы ветер не резал руки и ноги песком, то было бы совсем супер. В реале вылетаешь на холм, там ветер усиливается и пескоструит тебя как следует. Больше 80 ехать невозможно, обдирает кожу. Кое-где обочины неплохо так подзасыпаны кучами песка, не очень-то приятно в них было бы влететь. Постоянно песчаная поземка по асфальту.


Так я потихоньку ехал вдоль побережья, смотрел как меняются цвета окружающих песков. Раньше и не представлял, что во влажной ЮВА могут быть такие натуральные пустыни. Песок иногда красноватый, иногда белый, иногда золотой. Растут кактусы. Мексика какая-то. Около одного из пляжей ко мне бросаются дети с матрасами. Я уже потом прочитал, что есть такое направление досуга — катание с песчаных гор. Я сразу же смотался. Не очень люблю детское навязывание услуг. Все понимаю, но не люблю. Не пошлешь вот так в лоб, как взрослых. В Таиланде такое сложно встретить, постоянная практика только в Кампучии, Вьетнаме и Лаосе.
(Это я немного отсыпал аргументов против какой-то девушки из Муйне, кинувшей камень в тайский огород, типа в Тае ужос и проституток чуть ли не Король благословил. В Муйне, подруга, дети за углом пятаки на жаре сшибают, днем пионер, вечером комиссионер. Богатый, типа, юг. Весь вьетнамский север после школы, если повезет, буйволов пасет у дороги. Я не могу представить такое в «нищем» Исаане.)


Постепенно я нашел для себя маленькую цель — гора около побережья. Решил, что подъеду и залезу на самый верх. Сначала заехал в деревеньку около подножья, потом проехал через крысную пустыню, в которой песок просто висел в воздухе, потом по грейдеру подъехал к забору с воротами. Частная территория и все такое. Вокруг песок, с дороги не сойдешь — ноги вязнут. Гора покрыта песком и кустами. И залез на толстый забор и пока он не закончился топал по нему в сторону горы. Потом спрыгнул на песок и начал карабкаться в гору. В лицо дует ветер, режет песком, ноги вязнут. Делаешь шаг на 20 сантиметров вверх, сползаешь вниз на 15, и так в час по чайной ложке ползешь. Я так и не долез около тридцати метров до вершины. Как всегда, я забыл воду. Размышляя о перспективах теплового удара, я окинул пустыню взглядом, посмотрел на куст с подозрительными сочными ягодами и пополз вниз, искать ларек с водой.


Выехал обратно по грейдеру в красную пустыню, бросился на заправку — закрыто. Нашел ресторанчик неподалеку. Врываюсь внутрь, кричу: «Водыыы!» После пяти минут объяснений, до народа наконец допирает, чего мне надо. Беру чай в бутылке, просто воды, колы и заливаюсь под завязку. В тени дерева сидят въетнамцы постарше и пьют лао лао, закусывая какими-то разносолами и запивая зеленым чаем. Начинают упрашивать меня. В конце концов я говорю, да черт с ним, хлопаю немного, просто сижу за столом и отдыхаю. Приезжают два европейца — ищут бензин. Никто их не понимает, я говорю, что бензина нет, но говорю, вмажьте лао лао, да забейте. Европейы отказываются и уезжают на поиски. У меня бензина хватит хоть до Фантьета. Туда и решаю ехать, но повинуясь случайным дорогам, изрезавшим пустыни.


В пустыне куча всяких асфальтовых дорог то туда, то сюда. Все петляют по холмам, ехать одно удовольствие, только вот песок летает. Около самого Муйне я вдруг выхожу на какой-то автобан. Реальная такая трасса в пустыне. Две полосы туда, газон-разделитель, две полосы обратно, широченные тротуары, выключенные светофоры, фонари, идеальный асфальт. Ни одного дома почти вдоль все дороги. Иногда перекрестки вникуда, отходят ответвления когда в песок на обочине, когда в прямо в стену. Трафика вообще нет. Я знаю, что идет дискуссия «езждить-не ездить, гонять-не гонять в Муйне». Мне кажется, что вьетнамцы построили этот проспект, чтобы снять все вопросы. Там можно гнать и двести. Я и то до 160 раскочегарил свой хилый табурет, чуть летающим песком не стерло. В окрестностях кроме сусликов никого. Я так понимаю, что скоро там скоро «Прошло сто лет, и юный град… вознесся пышно, горделиво». Но пока это задел под некислый дрэг. Такая же тема есть в Да Нанге.


По этой дороге я сгонял в дальнюю часть до Муйне, потом обратно в сторону кольца и далее до Фантьета. В путеводителе я начитался про какие-то башни на горе, решил заехать-посмотреть. Заодно хотел посмотреть почту в инете и сожрать чего. В Фантьете отрубили свет, интернет того. Пожрать тоже не особо. Жизнь умерла. Поехал сразу же искать вьезд на холм. На холме въехал не совсем с той стороны, попробовал пробраться через колючие кусты. И, святый бог, там все кусты заминированы. Кто-то подробно проложил кучами весь склон и засыпал мусором. Еле ушел. Все-таки как-то в обход продрался к маяку, дотам, башням и прочему благолепию холма. Посмотрел на Фантьет и погнал обратно в деревню. Естественно по трассе в пустыне, это просто дорога-мечта.

В Муйне попал на закате, приготовился зафотать, вдруг набежали толпы японцев с такими объективами, что я в слезах сбежал. Ел супец в местной столовке, курил кальян где-то в неместной столовке. Вычитал про взрывы в метро, приохренел. Позвонил туда-сюда. Пошел домой и завалился спать.

Утром долго бродил по пляжу, все думал, а может позагорать таки? Но так и не собрался. Поглазел на кайтеров, потом сел на байк, доехал до Фантьета. Решил сгонять вдоль побережья на юг. В одной кафешке сидел пил колу, хозяйка выяснаяла женат ли я, а вот как раз тут дочь выросла. Ха, да это я только так выгляжу, типа принц на мотосае, у меня кроме мотосая и пластиковой карты еще есть только душа итп. Нашли завидного жениха. У меня из планов на жизнь дальше Дьен Бьен Фу в списках ничего нет. Ну еще почему-то хочу до Наративата доехать. Еще в кафе прибыл вьетнамец на Крузаке, втаривался плодами кактусов. Угощали меня, я долго отпирался из вежливости. Потом разъехались. Я долго гнал вдоль побережья на юг. Доехал до маяка, потом до каких-то вонючих солевых плантаций и еще дальше. Если бы не вечер так бы и упылил в Вунгтао. Но солнце утонуло и я вернулся в Муйне.


Вечером встретил среди персонала одного ресторанчика некоего товарища из России. Он работает администратором-метродотелем в кабаке. Зовут Дима. Сейчас посмотрел вконтакт, да так он и сидит во Вьетнаме. Теперь уже больше года. Весь вечер болтали, потом к нему прибыли какие-то девки по турпутевке. У них последний вечер им надо оторваться как следует, мне не очень-то надо отрываться, завтра с утра поеду в Далат. Ну его нафиг, все эти поездки с больной башкой. Но все равно я оказался на какой-то сельского типа дискотеке. Потом собрался, как-то быстро распрощался и пошел спать.

Утром заехал в тот же кабак, хотел сказать «Пока Димон». Но Димон, похоже накануне если и выбрался из алкосетей, то слишком поздно. Да и одна из туристок что-то сильно увивалась вокруг. Тут утром, конечно, не проснешься. А я уезжаю дальше, в свои горы в Да Лат, в Далат.

Продолжение...
  • Marat74Marat74
  • 7 декабря 2020 в 9:09
  • ?

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста, или зарегистрируйтесь.
При перепечатке материалов, видео или картинок гиперссылка на «bikepost.ru» обязательна
мотоблоги, Путешествия, «Мотороллер мой. По дорогам Азии». Часть 16. Belkin. События 2010 г. Публикуется с согласия автора, с сохранением исходного текста, фотографий, пунктуации и орфографии.