Путешествия
  • Пробег для публикации поста в сообщество: 15.00 км
  • Читателей: 4155 | Постов: 2260

Данный блог создан для публикации рассказов, фото и видео отчетов о путешествиях на любой мототехнике.

Путешествия → One Man Caravan - книга Роберта Фултона о кругосветке на мото в 1932 году. Конец второй главы.

image

Снова наступил вечер. День, длинный и жаркий, подходил к концу. Это был еще один день в пустыне. Скучный? Вовсе нет.
Дни были полны разнообразия, в основном – разнообразия падений.
Эти падения были классическими – каждое было произведением искусства, заключенным в изящную рамку. В густой пыли мотоцикл сильно кидало, причем очень часто – неожиданно. Я мог проехать целый час без проблем, а потом в течение следующего часа упасть шесть раз. Я падал примерно пятнадцать раз в день в течение всех 26 дней, пока пересекал Турцию.
В этот день проблем было больше всего.
Сцепление работало очень плохо. Пыль постоянно попадала в механизм привода, и потому оно не выжималось, из-за чего я постоянно падал, если нужно было остановиться… А потом приходилось бежать по щиколотку в пыли, толкая тяжелый мотоцикл на передаче, чтобы завестись.
Нет ничего удивительного в том, что я нередко начинал ездить кругами в направлении, противоположном нужному, а в общем – в любом направлении, пока собирался с мыслями. И еще было бесчисленное количество незначительных решений при выборе маршрута на многочисленных развилках, параллельных дорогах и перекрестках. В свете угасающего дня я осматривал горизонт. Неудивительно, что деревни не было видно.
Но вот появилось нечто более странное. Сначала вдалеке в сумерках показалось что-то бесформенное, что-то низкое, длинное, белое, что-то горбатое… По мере приближения это нечто приняло форму новенького бетонного моста, находящегося посреди пыльной пустыни. К нему не вела дорога, и под ним точно не текла вода. Он соединял обе стороны канала шириной 200 футов, по всей видимости — высохшего русла реки, которое становится бурным потоком в сезон дождей. Поверхность моста была широкой и гладкой, и, когда колеса мотоцикла вырвались из пыли, он вдруг резко рванулся вперед. Это было подобно приятному облегчению после того, как дантист долго сверлил вам зуб. Было почти темно. Пригнувшись за ветровым стеклом и багажником, я едва дотянулся до переключателя света. Фара моргнула и затем ярко загорелась, высветив впереди меня – пустоту!
Машинально я нажал на тормоз, и мотоцикл занесло. Но я был уже на краю темного провала. Отсутствовала целая секция моста. Все это я понял, пока переднее колесо скатывалось в пропасть, мотор взревел, когда заднее колесо оторвалось от дороги… и в глазах у меня потемнело.
Видимо, прошло несколько часов. Звук мотора продолжал звенеть у меня в ушах, и в голове у меня все кружилось. Где-то в мозгу прозвучало название: «Провиденс, Провиденс, Провиденс», за чем последовали картины, изображавшие толпу, которая насмехалась над моим положением. Я попытался открыть глаза, но немедленно закрыл их, поскольку это вызвало еще большее головокружение и безостановочное повторение названия «Провиденс». Постепенно карусель остановилась, и меня охватило чувство жалости к самому себе. Из дымки, окутывавшей сознание, постепенно появлялось понимание, что на этот раз я упал в канаву не в Провиденсе, а в пустыне, пыльной турецкой пустыне. Единственное, что объединяло оба эти случая, – мотоцикл.
Неожиданно нахлынувшее воспоминание о том, что случилось со мной, и осенившая меня мысль подействовали столь сильно, что я резко приподнялся, чем напугал пару десятков турок, которые отпрянули от меня с нескрываемым удивлением и отскочили в угол. Я находился в крошечной комнатке глинобитной хижины, битком набитой оживленно переговаривающимися людьми… и непостижимым образом поместившимся здесь же мотоциклом. Как я позже узнал, они перенесли меня и мотоцикл (весом более 750 фунтов) на расстояние более полумили из русла реки в свою деревню. К счастью, несмотря на падение с высоты 15 футов, мы оба, я и мотоцикл, приземлились на участок мягкого песка и, кроме царапин, синяков и пары вмятин от рассыпанных там же камней, никаких повреждений не получили.
Одна рука у меня от удара онемела, и еще был неглубокий порез на левой ладони. Левая половина головы побаливала, но в остальном я не нашел никаких признаков каких-либо переломов. Все присутствующие тихо сидели, пока я проводил примитивную санобработку, состоявшую в основном из поливания ранок йодом. Но они были слишком любопытны, чтобы долго сидеть молча. Местный житель с видом патриарха, без сомнения – глава деревни, наклонился вперед. Я не понимал его слов, но мне стало ясно, что они означали. Это был вопрос, а раз я был незнакомцем, то, естественно, и вопрос мог означать только одно: «Кто я и откуда приехал?»
Я потянулся к карте. В мигающем свете лампы местные жители, собравшиеся в маленькой комнате, представляли собой незабываемую картину – это была стена голов до самого потолка. Тут и там мелькали гладкие молодые лица, резко контрастировавшие с обветренными, изрезанными морщинами, старческими ликами. Пара десятков заинтересованных пар глаз, выцветших от яркого солнца и летающей пыли, взирала на меня из-под грубых шапок и лохматых волос. Голые руки и ноги, грубые, как дубленая кожа, торчали из изношенной одежды. Они были бедны – у них не было ни денег, ни вещей, но у них было очень доброе сердце, излучавшее и сочувствие, и понимание, которое никогда не приходит в процессе зарабатывания денег, а возникает благодаря жизни на природе, труду на скудной земле под солнцем и небом, обогащающему мировоззрение базовыми, элементарными, общечеловеческими ценностями.
Не шевелясь, вся эта живописная группа ожидала моего ответа.
– Сакчагёзе, – прочитал я на карте. На мгновение все стихло… Может, они не поняли. Я попробовал снова:
– Сакчагёзе!
Они поняли всё с первого раза и с тревогой смотрели друг на друга.
– О! О! О! – патриарх вскинул руки в воздух. – Хвала Аллаху, ты еще жив!
– Сакчагёзе! Ужасное место! Ужасные люди! Грабители, убийцы, воры! – и далее последовало описание, еще более живописное, нежели предыдущее.
Он говорил и говорил, пока мои мысли витали где-то далеко, а в голове повторялось напевом одно и то же слово: «Провиденс». Я слишком хорошо представлял себе содержание его обличительной речи. Был ли он когда-нибудь в Сакчагёзе? «Нет». Знал ли он кого-нибудь из жителей? «Нет!» Он только слышал о них… так давно, что даже и не помнит когда? «Да».
Это была та же самая история, которую я слышал множество раз с момента моего отъезда из Лондона, та же, что мне предстояло услышать неоднократно во время моего кругового пути по белу свету, самая что ни на есть всемирная история.
На следующее утро я проснулся с ясным пониманием того, что случившееся целиком и полностью отличается от всех моих предыдущих падений на мотоцикле. Тут мне не нужно было ожидать короткой взбучки от родителей с последующим лечением моих травм. Я должен был собрать себя по кусочкам и ехать дальше. Это была всего лишь Турция. Я ехал в кругосветное путешествие. Я должен коснуться каждой «базы» или судья не засчитает удар, как в бейсболе.
Боль в руке делала движения с трудом переносимыми. Но постепенно я смог добраться до мотоцикла. Единственное повреждение, которое я обнаружил, – это слегка погнувшаяся передняя вилка, и, как следствие, мотоцикл стало в дальнейшем тянуть вправо.
Однако при последующем осмотре мотора я обнаружил огромную проблему – подтекание масла на одном из цилиндров. Картер был практически пуст. Пока мотоцикл лежал на боку в течение нескольких часов после падения, горячее масло быстро вытекло через сапун. К счастью, бензина была достаточно, но даже моя жалкая кварта масла уже была использована, с тех пор как я последний раз посещал магазин или заправку. Теперь ближайший источник, где можно было пополнить запасы масла и бензина, был в пятидесяти милях впереди. Мне пришлось бы либо идти 100 миль пешком туда и обратно, причем половину дороги с галлоном масла на голове, либо… что? И к тому же это был конец сентября. Сезон дождей мог начаться в любой момент – сезон грязевых ванн в Турции. Не нужно было обладать богатым воображением, чтобы представить себе, во что превращается эта пыльная пустыня, если ее намочит проходящий ливень. Если только я попаду под дождь, это будет конец путешествия. Что-то надо было делать, причем немедленно.
Десяток стариков, столько же детей и мазанок, что, черт побери, можно сделать с ними? И единственная возможность нормально общаться – язык жестов. Но, по крайней мере, они были хорошими слушателями.
– Слушайте, нужно масло. Один галлон масла, полгаллона, хоть сколько-нибудь, это необходимо!
Я засунул палец в картер чтобы показать, как мало осталось. Нет, они меня не понимали.
Я повторял слово «масло» по-разному: «масло», «olio», «oil» и еще десяток вариантов – безуспешно. Так и есть, на лицах присутствующих была заметна лишь явная скука, старики поднялись и ушли с бормотанием, оставив только орущих, непоседливых мальчишек.
Но всегда в сложных ситуациях быстрее всего понимали дети. Может быть, они и сейчас что-нибудь придумают? Последовало специальное представление, каждому была предоставлена возможность засунуть палец в картер и соскрести остатки масла со стенок. Они посмотрели на масло, понюхали его, некоторые даже попробовали на вкус, но ни один из них не выказал каких-либо признаков понимания.
Похоже, другой альтернативы у меня не было – 100 миль через сухую и выжженную пустыню, туда и обратно, причем вторую половину пути с громоздкой канистрой в один галлон.
Глядя на местного малыша с тоненькими дрожащими ножками, с трудом удерживавшего на голове огромный кувшин, я представил себе этот обратный поход.
Внезапно, всего в нескольких футах от меня он все-таки не смог больше справиться с кувшином и вместе с ним стремительно приземлился мне на колени.
– Ях! – закричал он.
– Масло! – воскликнул я в ответ. Это было нечто желто-золотое, густое, липкое… собственно, это и было масло, хоть оно и попахивало. – Горчичное масло! – Мальчишка весь просиял. Займите детей делом, и они найдут выход из любого положения.
Картер был быстро наполнен маслом, и мотоцикл готов в дорогу. Казалось, как по волшебству, собралась вся деревня. Но я был крайне взволнован – будет ли масло смазывать. Я дернул кик-стартер, двигатель завелся и продолжал работать дальше. Прошло уже несколько минут. Я смотрел на указатель давления масла. Стрелка медленно пошла вверх. Двигатель вроде бы работал нормально, и непохоже было, чтобы он перегревался. В волнении я обернулся к толпе. Половина из них плакала. У меня ком встал в горле при виде того, как были растроганы эти добрые люди. Я их никогда не забуду. Тут внезапно ветер переменился, и у меня из глаз тоже покатились слезы. Клубы дыма валили из глушителя. Я немедленно заглушил мотор.
Это же был ГОРЧИЧНЫЙ ГАЗ!
Однако, эксперимент удался и масло выполняло свое предназначение. Если мне удастся сделать так, чтобы дым постоянно оставался позади на протяжении следующих 50 миль и если я смогу обойтись без остановок, то удастся обойтись без пеших походов!
(Примечание: игра слов, горчичный газ — другое название иприта)

Конец второй главы

Продолжение
  • HadsonHadson
  • 16 марта в 12:36
  • 1
  • ?

Комментарии (34)

RSS свернуть / развернуть
+3
Aydinka
Очень интересно! 26 дней пересечь Турцию! Каким же маленьким стал мир сейчас в 2021 году такую большую страну как Турцию можно пересечь с комфортом за 3 дня не напрягаясь.
Раньше паломники например в Мекку тратили месяцы чтобы добраться в святой город и не всегда возвращались обратно живыми. А сейчас это легкая прогулка за пару косарей баксов.
Мир стал другим…
0
quoter
Выглядит как не отредактированный гуглотранслейт
-3
DanielAdvy
Сравнил теплое с мягким
+3
quoter
Вообще ничего не сравнивал

Мне приходилось работать редактором научной
фантастики, я пишу много статей и немного занимаюсь переводами. Так что и устриц
ел
0
DanielAdvy
Я насмотрелся на гуглтранслейта в свое время, если это и он, то как минимум причесанный, смотрится хорошо, даже я не испытываю дискомфорта ;) И кстати, куча переводчиков используют гугл-транслейт в качестве черновика.
+1
quoter
Я ничего не имею против использования гугла, как и яндекса и диптранслейт — но этот конкретный текст совершенно ужасен. Факт
-4
DanielAdvy
Не факт, а вкусовщина.
-1
quoter
Вкус — это Пушкин или Лермонтов. А это объективно нечитаемо
-3
DanielAdvy
А кто объективен?
0
quoter
Есть определенные критерии качества. Если ты с ними не знаком — это твои проблемы)
0
DanielAdvy
Художественное произведение в любом случае оценивается субъективно. Отрицать это просто глупо
-1
quoter
Нет конечно. И у художественного произведения есть обьективные критерии оценки его уровня и качества. Тем более, если это перевод, а не авторский текст

Просто ты не в курсе

«вкусовщина» — это аргумент дилетантов
-1
DanielAdvy
Так ты и есть дилетант. И с логикой простейшей, проблемы.
0
quoter
Ну да, чаще это повторяй и может даже сам себя убедишь ))
-1
DanielAdvy
Как говорится, говно вопрос, докажи что этот текст плохой, только не на уровне — «здесь запятой нет, а тут опечатка». Сделай анализ текста. А ч посмотрю что за ахинею ты выдашь ))
0
quoter
Ага, щяс я по первому истеричному воплю инетовского хамья, которое здесь уже успело прославиться не хуже алваса — буду подрываться и делать лингвистический анализ.

Разговаривать сначала с людьми научись, тогда, может быть, если очень хорошо попросишь — разберу пару абзацев. Но это не точно

Дальше ты соло
-2
DanielAdvy
Что и требовалось доказать. На форуме пи@деть, не мешки ворочать
-4
DanielAdvy
Минусаторы ставящие дизлайки на простой вопрос, просто неимоверно доставляют своей сцуко тупостью )) Стадо тупых дебилов 8)
0
bluesman
Уважаемый, никакой гуглотранслейт тут не ночевал. Для меня английский второй родной язык и я просто пытаюсь не нарушить забавную манеру письма Фултона, который писал и говорил языком американского высшего света периода до и после Великой Депрессии с массой устаревших слов и оборотов и столь же устаревшей пунктуацией. С вашим мнением не согласны похоже вполне образованные люди. Я правда не знаю или тут главы до или после редактирования.
Ну давайте я вам вышлю оригинал этой главы например и вы всем продемонстрируете свои навыки без потери стиля дорожных зарисовок и языка оригинала. Желательно без подстрочника и гуглтранслейта. С радостью приму предложения о альтернативной версии. Только не надо полностью художественного перевода. У нас уже напереводили Лондона, Моуэта итп так, что читаешь оригинал как другую книгу.
0
bluesman
Вот собственно блестящий пример из 11 главы.

The film once developed and shipped under seal, it was time to be moving.

И поверьте мне, это не неграмотная фраза. Полное соотвествие манере 30х годов.
0
quoter
Талант переводчика в том, что стилизация передается не тяжеловесными англицизмами, но аналогичным стилем, присущим тому языку, на который переводят. И я не считаю, что это легко
0
bluesman
Не спорю. Но 1) аналогичного стиля нет и не может быть. Возможность его существования перечеркнули события в России. 2) вы читаете не финальную редакцию.
При переводе дневниковых текстов погоня за аналогичным но другим стилем успешно приводит даже весьма именитых переводчиков к отсебятине. Примеров я прочел более чем достаточно после прочтения оригиналов. Если выбор стоит отразить манеру мышления писавшего и то, как менялась его манера письма по мере путешествия то я предпочту не пытаться склеить несклеиваемое.
Рад буду, если мне приведут пример стиля, соотвествующего Фултоновскому. Я не нашел его ни в какой русскоязычной литературе. Ни в 20х, ни в 30х, вплоть до нынешнего времени. Погоня за подобным в данном случае еще и приведет к искажению представления о личности. Что же касается «тяжеловесных англицизмов» то филологически ваша фраза не соотвествует тексту. Англицизм это совершенно другое. Англицизм (пусть и не тяжеловесный) это к примеру то, как нередко пишут люди на профильных форумах. В данном тесте нет англицизмов. Англицизм в соотвествии с определением это заимстованное слово. Из нет в переводе.
0
quoter
Ну, тогда здесь традиционная проблема перевод: буквально или гладко.

И далее уже отталкиваться от того — что приобретает или теряет перевод конкретного текста, в каждом подходе. Если стиль автора настолько самобытен и интересен, написанный в подражание известной классике — то имеет его сохранить. Если автор просто имеет корявый слог и не может гладко формулировать мысли, что не удивительно, ибо страсть к путешествиям не является гарантией хорошего слога, то кромсать его нещадно и делать читабельным для современников

Пример этой дилеммы — два перевода Альфреда Бестера. Один сделан Бакановым, в традиционной советской школе — максимально гладко и ровно, из-за чего все бакановские переводы неотличимы по характеру один от другого, независимо от автора. Второй сделан недавно переводчиком под сетевым псевдонимом Incanter, книга выросла на треть, потому что он перевел все, за что Баканову не заплатили и стиль заметно отличается от советского перевода
Причем, в этом случае стиль оставлять имело смысл, потому что Бестер старательно подражал Диккенсу
0
bluesman
Я отталкивался от буквально потому, что мнения Фултона и его манера даже не то чтобы писать, а формулировать что у него в голове весьма странная и интересная. К примеру англичане тех лет многие из его фраз, аналогий и отсылок просто бы не поняли. Конечно же книга далеко не отредактирована, это пока набор глав с дикой пунктуацией для ориентирования. Но я рекомендую прочесть остальные «сырые» на Кикстартере и станет вырисовываться интересная картина о нем. Ну и это все-таки документальные записи, а не художественная литература в стиле более поздних «Дзен и искусство итп». Там и поездка-то ерунда, и мотоцикл весьма третичен. Интересно как манера Фултона думать отразилась в его изобретениях кстати. Аэрокар и система эвакуации прекрасный пример. Дядька был интересный. А это ведь написано студентом, совершенно молодым человеком. В общем такое окошко в историю. Но при этом хотелось не упустить, насколько все НЕ изменилось с тех пор. Именно не изменилось. О дорогах, о войнах, о политических проблемах итп. При этом политкорректности у него ноль, «экологизма» тоже, человек покоритель природы итп. Все это легко потерять или превратить это в жесткое мнение если убрать его суховатый юморок. В общем посмотрим как будет. Осталось перевести 1.5 главы, можно будет начать редактирование.
Я должен сказать, что некоторые из его фраз просто противоречат современным правилам даже английского, но он куда гибче чем наш великий и могучий и это спасает.
Но как я и говорил, каждый имеет право на свое мнение, я не спорю, просто обьясняю мотивацию. Если честно я после прочтения Лондона и Шоу на английском просто был в легком офигении насколько гладок был перевод и насколько при этом он отличался по настроению от оригинала. А со словами куча косяков бывает. Я даже сознательно подражал в переводе жаргонности у Фултона. Кстати вспомнил. В переводе Лондона самом знаменитом (помните, 13 томник?) я особенно смеялся над названием собак Мэйлмьют. У меня аляскинский маламут, ему слово мэйлмьют тоже не понравилось :) Особенно если слово мэйлмьют перевести фонетически. Почтовый немой получится :)

В общем все, кто готов читать и помогать улучшить результат — велком в комменты на Кике после редактирования или даже до.
У меня скоро сезон как начнется, вообще со временем будет туго. Пять детей, два мотоцикла и закрытые границы. Дошел до ручки. На волю хочу.
0
Hadson
Перевод будет ещё вычитываться.
0
quoter
Удачи. Знаю насколько это тяжелый труд

Я в первой главе скинул текстовую версию книги, уже отсканенную и распознанную, если еще актуально
0
DanielAdvy
«Горчичный газ!» — это пять ))
+1
okill
Так и будешь сюда по частям kickstarter перекладывать или переведёшь до конца?
+2
Hadson
Переведу до конца.
+1
bluesman
с общем 10 из 6 глав перевел, поскольку коллеги, которые сначала помогали вычиткой и редактированием уже не участвуют но есть новый коллега который это делает то на кике выложено все до вычитки. Завтра там же будет 11я. В течении максимум месяца собственно перевод сам я закончу а там коллега будет редактировать и вычитывать параллельно (на нотабеноиде идет процесс)
0
okill
Спасибо тебе и ребятам
0
bluesman
Я очень рад, что кому-то это интересно. Надеюсь найдем еще пару таких же древностей и переведем :)
Очень жаль что закрылись Whitehorse Press и теперь невозможно купить диск с самим фильмом. 53 минуты и люди, которые видели весь говорят очень интересно, как окно в другое время. Я посмотрел только куски…
0
okill
Для меня это повествование как «Индиана Джонс. Неизданное»
здесь был ататат

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста, или зарегистрируйтесь.
При перепечатке материалов, видео или картинок гиперссылка на «bikepost.ru» обязательна
мотоблоги, Путешествия, One Man Caravan - книга Роберта Фултона о кругосветке на мото в 1932 году. Конец второй главы.