Путешествия
  • Пробег для публикации поста в сообщество: 15.00 км
  • Читателей: 4176 | Постов: 2252

Данный блог создан для публикации рассказов, фото и видео отчетов о путешествиях на любой мототехнике.

Путешествия → Как не словить Парижский синдром. Часть 2

Воскресенье — второй и заключительный день пребывания в Таллине. 29 июля Костяна в очередной раз призывали в армию, так как в Эстонии все военнообязанные должны каждые 5 лет проходить десятидневную переподготовку, и мы решили подвезти его до точки сбора.
— Я как раз хотел подтянуть язык. — Не унывал Костян. — В армии за каждое русское слово 30 отжиманий, и за время службы я неплохо выучил эстонский.

С утра немного подшаманили мотики, убрали бандитскую течь масла из под болта крышки ГБЦ, в местном книжном купили карты новых локаций, которые пригодятся в следующие пару дней, а именно: дорожные атласы Риги, Вильнюса и всей Прибалтики в целом. Тёмыч обзавёлся эстонской симкой с выгодным роумингом по Европе, правда забыл его активировать, так что на следующий день симка стала бесполезной. Забавно было узнать, что по-эстонски Россия звучит как Венемаа. Венема-матушка, приговаривали мы.
— Кстати, а чё куда я не захожу, мне все говорят “тере”, что это значит?
— “Тере” сокращенно от “Тересекс”, так будет “здравствуйте” на эстонском.
Слабое подобие утренних пробок в Таллине умиляло, а за городом так вообще машин почти не было. Если на пустой трассе ещё хотелось как следует открутить ручку, то съехав с основного шоссе, желание спешить пропало — по таким узким петляющим среди лесов и полей дорожкам хочется ехать спокойно, глазея по сторонам. В таком ритме неспешно добираемся до Тапы.
— Мне дуло в правое ухо, а болит почему-то левое. Наверно мозг ветром изнутри прижало. — Говорит Костян. Повезло, что по пути мы не наткнулись на полицию, наверно попали бы на большой штраф, потому что третьего шлема не было.
Покурив напоследок и пожелав удачи Костяну, снова предоставленные сами себе, берём направление на северо-восток, к развалинам замка Тоолсе, о существовании которого случайно узнали днём ранее.
1


Эстония — страна ветряков, перекрёстков с круговым движением и гнездящихся на столбах аистов. В купленном днём ранее автомобильном атласе были отображены только основные магистрали, по нему мы доехали до Кунды, и увидев вдалеке очертания крепостных стен, следующие полчаса кружились по городу, пытаясь найти дорогу к мысу. Мучиться пришлось бы долго, если б не один седой эстонец, наверняка ещё помнящий войну. Он сам предложил помощь, удивляла его доброжелательность, он с трудом подбирал русские слова, но именно благодаря ему мы смогли добраться до замка. Забавно, но за время, проведённое в Эстонии, гораздо больше невежества исходило от русских, эстонцы на их фоне казались образцом тактичности и вежливости, стереотипы рушились на глазах.
Раньше я видел замки только на картинках, так что Тоолсе — первое подобное сооружение, увиденное вживую, может от того крепость так врезалась в память. Она находится буквально в 10-20 метрах от Финского залива, рядом выброшены на берег остовы старых парусных кораблей и лодок. Она помнит рыцарей Ливонского ордена, Ивана Грозного, шведов и поляков. Можно только порадоваться, что место это не пользуется популярностью и находится в отдалении от магистралей и крупных городов — здесь чисто и безлюдно (хотя может истинная причина этого — утро понедельника).
Мы гуляем под толстыми сводами, в редких узких бойницах мелькает голубизна воды, я забираюсь на вершину стены, и Балтийское море широко простирается передо мной, солнечные блики искрятся серебром на его волнах, а наши мотоциклы внизу кажутся игрушечными и инородными среди этих старинных, поросших травой руин. Здесь хочется задержаться, собраться с мыслями, помечтать, подумать о чём-то приятном. На подобные места натыкаешься случайно, и я рад, что стечением обстоятельств ненадолго оказался здесь, решив на будущее, что было бы неплохо побывать в других замках.



2

Оставив крепость позади, по пятой трассе пересекаем Эстонию поперёк, направляясь в сторону Риги — Костян настоятельно рекомендовал посетить этот город. На границах уездов есть щиты с названием края, списком интересностей, их фотографиями и расположением — отличный способ заставить человека пересмотреть планы на ближайшее будущее, но нас было невозможно сбить с пути. Пярну — единственный городок, в который мы удосужились заехать, да и то с меркантильной целью — прикупить латы. Меня шокировали магнитики с купающимися в море слонами и электронная очередь в банке, казавшаяся тогда верхом рационализма. На дороге стали попадаться первые указатели на столицу Латвии, подтверждающие, что мы едем в правильном направлении.
На одной из заправок три итальянца на гусях рассказывают о своих похождениях:
— We were in Vladivostok, through the Kazakhstan and Mongolia, over 7000 km, and now we are going back.
— wow, its a very long trip, how roads and gasoline in Mongolia?
— bad, very bad.
Вдоль шоссе попадаются карманы, в которых можно бросить технику и прогуляться до пляжа. Пока Тёмыч купается, я встречаю отца и сына, путешествующих на одном гусе.
— hi! From?
— from Moscow, and you?
— from Germany. Are your motorcycles broken? (смотрит на наши помойки)
— no, its okay.
— where are you going?
— to Berlin.
— But its very long way, through the Poland, do you know?
— yes, but it not so long. In last year we rode from Sevastopol to Moscow, 1600 kilometers in 24 hours. (у немца округляются глаза)
— Oy, this is… (показывает жестом долгую монотонную езду)
— Yes, yes. киваю ему головой.
— Oh Jesus, oh Jesus! — причитает его сын, лет пятнадцати. — its crazy!
Немцы собираются и уезжают.
— see later in Berlin.
3


В Латвии стали попадаться водители, превышающие на 10-15 км/ч и иногда заползающие через сплошную при обгоне — неслыханная дерзость по сравнению с Эстонией, но всё ещё детский лепет по сравнению с тем, что можно встретить у нас. Ориентироваться в Риге оказалось значительно проще, чем в Таллине, и в десятом часу вечера мы уже ставили палатку в кемпинге на острове посреди Двины.
Вся стоянка была забита немецкими трейлерами, вечерами их пожилые владельцы собирались в кружок, играли на гармошках, пели свои народные песни, хлопали и танцевали, а я среди всей этой вакханалии чувствовал себя заблудившимся партизаном, который наткнулся на роту вражеской мотопехоты на привале. Один немец что-то заливал про стартовавший недавно мотопробег из Таллина до Берлина, убеждая нас присоединиться к этому действу, мол там русские и украинцы едут пьяными в колонне, и что у него не хватило здоровья выпить столько же, сколько они.
В местном супермаркете при покупке алкоголя кассирша что-то спрашивала про возраст, а увидев мой загранник, возмутилась:”Из России чтоль? Ну так и говорите по-русски, чё выпендриваетесь?”. В другом магазине попросили изъясняться на английском, зато при общении со следующим покупателем у продавщицы внезапно открылся талант к русскому языку, наверно потому, что он хотел вернуть товар по гарантии. А ещё в самом центре Риги висит здоровая вывеска музея оккупации Латвии с 1939 по 1991 годы, как бы намекая. По любому где-нибудь должен быть музей оккупации с 1561 по 1917 годы(или с какого года там пришли первые интервенты), но мы его не нашли.
Позже вечером, грея чай на примусе, заметил, что у бандита почти оторвался глушитель, трещина шла по сварочному шву между банкой и коллектором. Так список задач пополнился ещё двумя пунктами: узнать, как по-английски будет сварка и найти дружелюбный автосервис.
За предыдущие пару дней в Таллине мы здорово расслабились, быстро привыкнув к тому, что нас выгуливают, кормят, поят и показывают всякие интересности. В Риге такой номер не прокатил, и способ познания окружающего мира стал меняться: приехав следующим утром в центр, бросаем мотики и идём, куда глаза глядят. Повсюду знаки платной парковки, но местный харлеист заверил, что если бросить мот на тротуаре, то ничего не будет.
Среди очевидных минусов такого устройства досуга я вскоре нашёл весьма спорный плюс: оказывается, чем меньше первые впечатления отдают привкусом ранее собранного образа — тем лучше. Ощущения новизны настолько редки, что все они — на вес золота, негоже разбавлять столь ценный товар непонятными ожиданиями.
Конечно, расписав маршрут вдоль и поперёк, застрахуешься от зря потраченного времени, казусов и нюансов, но в пути будет ждать линейность и предсказуемость, как если заранее прочитать сценарий фильма перед походом в кино. В такие поездки чувствуешь, что половину маршрута проехал в кресле за компом, остаётся лишь ходить и неустанно отмечать сходство фотографий с живой натурой, чему-то удивиться будет труднее. А ещё ненароком можно создать слишком красивый образ и влюбиться в эту иллюзию, спешить на встречу с ней, чтобы потом безуспешно искать её отражение в реальности.
Другое дело — неизвестность. Как если бы тебе завязали глаза и приготовили сюрприз. И вот ты снимаешь повязку, видишь перед собой незнакомый город, его площади, барельефы на домах и статуи, ярмарки, соборы с острыми чёрными шпилями, высокие и тяжёлые здания. Ты открываешь шкатулку с его достопримечательностями, смутно представляя, что в ней находится, и быть может эти мгновения таинственного предвкушения не менее важны содержимого, и чёрт возьми, такой способ начинал нравиться всё больше. Не зная, что увидишь за поворотом, можно строить самые невозможные предположения.







После обеда уговорил Тёмыча скататься в Юрмалу, где мы облюбовали пустующий песчаный пляж с вереницей лавочек, тянущихся вдоль побережья, больше ничего примечательного для себя не нашли. Небо было стянуто тучами, и накрапывал мелкий дождик. Вечером моего друга укусила оса, он в скверном настроении абстрагировался в палатке, я же остаток дня растворялся в выложенных брусчаткой улицах старого города. Рига оставляла смешанное впечатление: эти прознающие острые шпили — красивый город будто насажен на них, как бабочка в коллекции лепидоптерофилиста. Хотя быть может мы так и не нашли чего-то главного, а всему виной была пасмурная погода. А ещё Риге пошёл бы старинный замок в центре.
На утро в первом же автосервисе на выезде из города за 10 лат нам любезно разрешили воспользоваться полуавтоматом, с любопытством наблюдая, как Тёмыч заваривает бандитский глушитель, таким образом одной проблемой стало меньше.
Наша неосведомлённость порождала странный выбор маршрутов: мы никак не могли определиться, ехать ли нам в Вильнюс или же Каунас, ибо Вильнюс вроде столица, а о Каунасе хорошо отзывался Костян, но как он мог сравнивать, если не был в Вильнюсе? В конце концов решили добраться до Вильнюса и там уже думать, что делать дальше.
Латвия провожала злыми осами, которые питались мёртвыми мухами с наших фар и радиаторов. Уровень масла оставался стабильным, а это значило, что Таллинская операция по герметизации болта крышки ГБЦ прошла успешно, и бандит готов к новым подвигам.
продолжение
  • NochnouNochnou
  • 1 марта 2018 в 12:35
  • 1
  • ?

Комментарии (11)

RSS свернуть / развернуть
+1
provokator80
Хорошее повествование. Зря вы в Прибалтике парились с английским. Там все (кроме молодежи) понимают наш великий и могучий. По-крайней мере, в наши 2 поездки в Прибалтику, нас понимали всегда и везде.
+1
Zhurka
Многие делают вид, что не понимают по-русски, а английский знают почти поголовно.
+2
XapoH
вот не сказал бы, что поголовно… Во всяком случае — в Латвии (и не в Литве. Разве что, может быть, у эстонцев с этим веселее).

В целом — весь «восток» (километров 100 от границы с Россией) говорит по русски вообще без проблем и заморочек (там примерно каждый второй — «русский». Кто вообще испокон там живёт. Кто уж лет 300 — со времён староверов).
Дальше — проблем нет только в «больших городах» (Рига, Лиепая, Вентспилс, Елгава).

В остальных местах уже как повезёт — где туристы бывают, то хоть и с акцентом, но проблем не будет. Где туристов нет — если только «старики». мОлодёж уже по хуторам много где не квакает вообще по русски (мат не в счёт). Впрочем по английски там точно так же. особенно славятся этим Курляндия (Kurzeme) и Сдедиземье (Vidzeme). Там-то и в «тюрьме народов» много где по русски не говорили, а сейчас и подавно ничего, кроме своего не знают.
И «вид делают» именно «хуторяне». И ровно до тех пор пока не поймут, что турист, или не заговоришь с ними по английски (а ещё лучше — по немецки).

ЗЫ. Давеча на работу приезжал литовец (из филиала) к шефу — оба «из молодых».
Переписываются они исключительно по английски (по русски просто писать не умеют).
А вот общаются — исключительно на «великом и могучем». С акцентом и ошибками но весьма бодренько и с обилием связующих матюгов (аж ухи вяли — два гопника, но никак не «топ-манагера») :)
Так что (пока!) не всё так печально.
0
Zhurka
Таки, кроме столиц и приграничных городов, есть много регионов, где реально никто русского не знает, например на островах. Литовцы да, даже между собой разговаривая, любят очень грязно выразиться по-русски или по-польски.
0
Nochnou
Ну да, у молодёжи с русским туго, да и нафиг он им сдался.
0
zeprolet
Я так понял один на бандосе 400 второй на хыжыре 1200, как темп у обоих? успеваете? а то выше был пост, как девчуля на дюке 400 не могла угнаться за варадерой чтоле, кароч литром))
0
Nochnou
По РФ шли 140-160, в Европе по знакам.
Вообще дело привычки. По первости ездил 100-120, а в последние годы владения этим мотоциклом уже держал крейсер 160-200, только бенз быстро кончался, а так ничего.
0
zeprolet
с такими скоростями тебе спорт-турист нужен))
+2
Cat_Behemoth
фраза «прикупить латы» после посещения замка звучит двусмысленно :)
0
CTC
  • CTC
  • 2 марта 2018 в 14:51
Стесняюсь спросить: на 3-й, с низу фотке… стоит кот и что-то держит в руке/лапе...))) может показалось, может фотка не чёткая...)))
0
Nochnou
Кот сфоткан на фоне окна, на заднем плане отлив, кажется, что стопка книг)
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста, или зарегистрируйтесь.
При перепечатке материалов, видео или картинок гиперссылка на «bikepost.ru» обязательна
мотоблоги, Путешествия, Как не словить Парижский синдром. Часть 2