Блог им. IgorLebedev → Неизбежность, коварство и немного о музыке (глава 2)

глава 1 здесь — bikepost.ru/blog/90104/Neizbezhnost-kovarstvo-i-nemnogo-o-muzyke-glava-1.html

Глава 2

Умиротворение, безмятежность, спокойствие, блаженство, гармония – одним словом. Вот та самая атмосфера, наполняющая до краев, пока находишься с самим собой подолгу в дороге, будто стоя на краю вершины. И тишина, лишь шелестящий шум движения, как непрерывно льющаяся мелодия. Небо ясное, бескрайнее, глубокое, создающее эффект кристальной чистоты воздуха, однако, даже этот положительный момент утомляет своей идеальностью, если начинаешь мерзнуть от холода встречного ветра на скорости. Да, было в тот день довольно прохладно. После каждый остановки договорились меняться «рулевым» чтобы не уставать в пути и хоть изредка общаться.

Мы выехали по маршруту, который нам проложил навигатор. С легкостью прошли Киев по объездной трассе, и первую остановку сделали через 160 километров, для заправки моего «двухколесного бегемота» Honda Deauville и, разумеется, себя любимых покормить. Можно было и дальше гнать, растянув удовольствие полета, но тучи уже сгустились, над нашими головами. Вовремя мы успели. Вскоре земля попробовала первые капли, нашла их достаточно вкусными и начала жадно поглощать все. Поначалу неспешно, а потом все быстрее и быстрее. Через пару дней солнце согреет все вокруг и зацветет майскими красками новый мото-сезон, и благоухающими весенними ароматами наполняться наши легкие. В природном взаимодействии все встало на свои места. Как мы когда-то все учили в школе – круговорот воды в природе.

Дождь прошел. Он длился не более двадцати минут.
Но за это время, пока сидели на перекусе, подсел к нам парень, примерно нашего возраста, поговорить ему очень захотелось. Не самые лучшие двадцать минут нашей жизни, доложу я вам.
— Добрый день, рокеры! – начал он и растянул губы в улыбке, открывшей не совсем здоровые зубы. Впрочем, искренность улыбки это вовсе не испортило, — Мы встретились в добрый час, — добавил он.
И погнал без умолку, не расставляя даже знаков препинаний о том, как когда-то у него был мотороллер Сузуки Летс 2, на котором он гонял по дорогам и тропинкам к себе на дачу, на рыбалку, да по двое-трое сразу. Все восхищался терпеливостью японской техники, а мы с нетерпением ждали окончания дождя, нервно поглядывая в окно. Но чем дальше в монолог, тем меньше логики. И вот ты уже слушаешь его речи и не понимаешь за что это тебе, за что такое наказание. Встать и уйти? Вот прямо сейчас остановить словоблудие на полуслове, сохранить себе нервные клетки для более важных дел. Лишить этого человека удовольствия чувствовать себя адекватным, как-то даже жестоко… Потом последовал рассказ о том, как он залил полбутылки самогона в бензобак этого несчастного мотороллера и тот в полупьяном бреду, чихая из всех отверстий, но все-таки довез своего хозяина до дома. Мы с Пухом переглядывались, понимая без лишних слов, уровень неизлечимости нашего пациента. И тут, не переводя дыхания, начался сказочный опус о том, как он взял себе Ямаху Вирагу практически за копейки. Я не выдержал:

— Ты только не умолкай, ладно? Продолжай говорить. Всего каких-то десять минут, (я с шумом протяжно выдохнул) это ничтожно мало. А то скучно было без тебя совсем.
— Да-а-а-а,
поддержал Сергей, — это же надо уметь, талантище, никак не меньше. А у твоего бати был в деревне старенький «Восход»?

— Нет, у него была Ява «старушка».
— Так что же ты молчал! С этого и надо было начинать!!!


Чудаковатый парень замолчал. Слова застряли где-то в районе диафрагмы. Похоже, он понял, что в его сторону начался жесткий сарказм. Единственная ответная реакция, из всех возможных, на данный период дождя на улице. Идти нам все равно некуда. Для «особенных людей» всегда найдутся особые слова и выражения. И тут Пух его добил контрольным выстрелом:
— Чего стих-то? Давай уж, восстанавливай связь с космосом и запускайся по своей орбите. (и, еще в полголоса добавил) Народная молва говорит, что ты никогда не проводишь свои ритуалы, не вкусив рагу из мухоморов.
— Ха-ха-ха…
— хохотали мы все. Втроем. Хорошо, что с чувством юмора в парня полный порядок.

На улице он попросился сфотографироваться у мотоцикла и на том удалился. Фух, будто камень с души упал. Мы с Пухом последний раз посмотрели ему вслед. Что ж, каждый человек внутри гораздо больше, чем снаружи.

Проехали Коростышев, затем Житомир, не заезжая в центр, так же по объездной город Новоград-Волынский. Остановились в Корец, за спиной 400, до финиша оставалось 70 километров. Пух полез в свой телефон, принялся куда-то звонить, блуждая вдоль дороги туда-назад. Я сделал несколько памятных фотографий, наблюдая за ним, присел на бордюр, порылся в телефоне. Меня никто не ищет, не беспокоит звонками. Смотрю, а друг мой занервничал, чуть ли не вприпрыжку развернулся и идет за мной.

— Э-э-эх, родной, планы меняются, — задумчиво начал Серега, — Теперь думаю, как быть дальше, рассказать тебе новый план или красиво заштриховать правду, чтобы психом в твоих глазах не казаться.

Первые мысли пришли о том, что с мотоциклом или с хозяином мотоцикла к которому мы едем, что-то случилось. Но положение намного круче, чем можно было себе представить. И Пух искрометно начертил новый план действий. Сложно сказать, что послужило катализатором – капризное вдохновение или отсутствие оного:
— Итак, разворачиваемся и рулим обратно домой. Ехать вперед уже смысла нет, у нас в Чернигове ребята сегодня привезли точно такого же Тигра, но на два года моложе, и за такую же цену. Пробег, состояние и цвет даже не спрашивай, я и сам не знаю. Сейчас им перезвоню и забронирую этот мотоцикл до завтра.

Стою молча в ожидании грандиозного шухера, ушам своим не верю, неужели он всерьез. Я продолжал молча посматривать то на неадекватного друга, то на кучу мусора, разбросанного у него за спиной на краю дороги.
— Что скажешь теперь? – произнес Пух и посмотрел на меня с осторожностью.
— Ты так гротескно вписался в общую картину мусорного безобразия, что я рад бы отвернуться, но стою как зачарованный и глаз отвести не могу.
— Хе-хе, что, так понравилось?
— Ага, до жути! Несусветная красотища!!! Тебе там хозяин Тигра не предложил оказаться в месте более отдаленном, чем мы сейчас?

— Не важно. Я нутром чувствую, что это не мой вариант. Вот веришь, чувствую, а объяснить языком не могу.
— Ох уж это твое нутро.


Серьезность в голосе на этот раз не пошла ему на пользу. Выглядит так, будто играешь финальную сцену из «Ромео и Джульетта» с гибелью обоих, прерываясь на рекламу таблеток от мучительного запора. Первое время хотелось его убить на месте, но «серегин ангел-хранитель» свое дело знает. Я замер в ступоре, подходящих выражений даже в русском языке бывает не подобрать, а матершина не отражает полной сути во всю глубину.
Что я могу с этим поделать? Только то, что он говорит и ну его на фиг. Получился весьма печальный пример того, как поступать, совершенно не думая о последствиях и наплевательски перед людьми. Да уж, этому парню не мешало бы еще с детства научиться играть в шахматы, чтобы развивать полезные качества характера. Ответственность, например, вещица не дешевая, да и не везде бывает в свободном доступе.
Теперь предстояло решить другой, не менее важный вопрос, как быть с ночлегом. Ведь то, что планировали изначально, заночевать у хозяина мотоцикла в Ровно, перечеркнуто кхе-кхе… «каруселью перемен». При этом не забывать о том, что резервы человеческого терпения не безграничны. Не безграничны и финансовые запасы, которые я взял с собой, рассчитывая на бензин и пропитание в дороге. И как Сергей еще не пострадал здоровьем, остается в заслугу моему ангельскому темпераменту. Слушать его философские изречения после такой беспечности и безответственности было выше моих сил, но я старался вида не подавать. Любые красивые речи порой меркнут от глупости поступков и на смену приходят выводы. Скоро может наступить срок, когда не стыдно будет сплюнуть и послать подальше его самого с этой кривой авантюрой.
Заходящее солнце уже наливалось бронзовой позолотой, ныряя все дальше за горизонт. Никогда не думал, что настолько красиво оседает, едва поднявшись, облако пыли с проселочной дороги. В такие мгновения кажется, даже деревья, шурша листьями на ветру, шепчут твое имя. И небо, вдыхая усталый солнечный закат, выдыхает вечернюю прохладу. Особенно если наблюдать за этим, стоя на окраине незнакомой деревни, прищурившись от позолоты лучей, да под кряканье уток, да мычание коров.

— Игорь, о чем только думают эти животные?! Слоны, черепахи, киты… Те самые, на которых держится весь этот мир.
— Не знаю. Ерзают, наверное, еще сильнее, когда видят твои поступки. Поехали, разворачиваемся!

Серега открыл шлем и повернув ко мне голову проорал:
— Игорь, давай причалим где-нибудь. Жрать уже охота, голодаем не первый час, на грани обморока, да и отогреться не мешало бы.
— Ох ты ж, блин. Давай в первый попавшейся забегаловке тормози, а то окочуримся еще от холода и голода.

С тех пор, как мы опустились в кресла этого уютного кафе, прошло не больше часа, но насколько стремительно сгустились сумерки, никто из нас не ожидал. Через тонированные стекла витрин вообще было невозможно определить что сейчас: ночь или день. Живительные кофейные напитки были принесены на грани кипятка, и воздух наполнился горьковато-сладким ароматом натурального кофе. Мы заливали его маленькими глотками за милую душу. Прям души отогрели изнутри и, растаяв, расплавились в полулежащем положении. Я медленно опустил ложечку в кофейную чашку, и, подняв ее, оценил глубокий цвет напитка, улыбнувшись отражению в зеркале напротив. В котором отражались две девушки, сидящие за нами. Они изредка посмеиваясь, вбросали в нашу сторону игривые взгляды.

— Кра-а-асиво-о-о здесь, ую-ю-ютно, — сказал я, отчеканивая каждое слово, -давай не будем торопиться, посидим еще.
— Не фиг рассиживаться! Допиваем и погнали.
— Ну, еще пять минут и полетим.
— Давай, но не больше, а то нам еще ночлег искать по дороге.


— Серега, рассказ получится необычным, как бы потом за него стыдно не было.
— За что?
— За весь идиотизм на пустом месте.
— Ничего, благосклонные потомки оценят.
— Я думаю, что опытные специалисты психиатрии оценят. Прокатать 800 километров, как за миражами в пустыне. Это же…
— Ладно, чего сидеть, поехали!

Вот, подобного рода фокусов ждешь скорее от человека с неоднозначным диагнозом душевного недуга. И где-то на уровне интуиции возникают подозрения, а сам-то я абсолютно здоров, если общаюсь с этим… кхе-кхе… столько лет, причем на взаимных интересах. Ведь ни для кого не секрет, что регулярные беседы и обмен информации бесследно никогда не проходит, тем более с активными психопатами. Это не так потешно, как кажется на первый взгляд – пытаться погладить и накормить хомяка, когда он одержим идеей быстрее сбежать отсюда.
Обратно гнали быстрее, на всех парусах, да стучали от холода зубами в такт мотору. Радовало одно – по всему маршруту качество дорожного покрытия великолепное. В полутьме остановились в Коростышеве. Дальше еще 250 километров стали неподъемными, и в Коростышеве найти ночлег все же проще. Мы заехали в самый центр и сняли номер в гостинице. Мотоцикл определили на платную стоянку. День прошедший удался на славу. В одну сторону 400 километров, плюс обратно еще 150, и все ради чего… Наверное, герой Сервантеса – Дон Кихот Ламанчский переживал подобное, когда в горячке бросался в бой на великана, а оказалось, что это ветряная мельница.

— Врубим музыку, под вечерний прием пищи? – предложил я, открывая консервы.
— Давай, а что там есть у тебя?
— Охарактеризую предельно просто: музыка, которая создает настроение.
— Да-а-а? и какое?
– ухмыльнулся Пух.

— Понятно же какое. Разумеется позитивное. После того, что сегодня было, нам с тобой другое просто противопоказано. А эти витамины то, что доктор прописал.
— А-а-а, тогда врубай!
– весело воскликнул Серега и махнул рукой.

И комната наполнилась вкрадчивым акустическим вступлением гитары, а через мгновение ритмично заскрежетали мастера-струнощипы, подобно пикирующему истребителю под каркающие выкрики вокалиста.
— О! Вот это тема. Мелодизм, энергия, заметь, сколько гитарных рифов меняются на скоростях. Викинги играют металл.
— Заме-е-е-етил. Что за банда?

— Mithotyn альбом 1997 года. Шведы. Из лесов, из-за суровых темных гор, наша конница несется на простор…

Еще минут пятнадцать и нога сама дергается в такт и голова как у собачки на приборной панели автомобиля в начале девяностых.
— А помягче у тебя ничего с собой нет?
— Ой, Серега, кто бы говорил! Тот самый Пух, который врубал своих незабвенных Cannibal Corpse и Napalm Death, каждый раз, когда я приходил в гости, зная наперед, что их мракобесие я вообще на дух не переношу.


— Времена идут, вкусы у людей меняются.
— Точно! Но, послевкусие остается. И я тебе включил вполне мелодичную музыку, заметь. А не вопли заблудившегося в метро Кинг Конга.

— Ладно, ладно… Не кипятись, хороший у тебя металл играет. Слушать можно. Я смотрю, ты как и пятнадцать лет назад все на той же волне.
— Да, живу теми же авторитетами, хотя, с некоторыми отношения взаимно усложнились.


— Это как? – Пух повернулся на бок в мою сторону, давая понять, что тема становится для него интереснее. И я успел поймать ее волну вовремя, разразившись тем, что давно наболело:
— В жизни бывает так, что группа, которую ты считал любимой и с творчеством которой связаны некоторые моменты твоей жизни, начинает переходить в иной музыкальный жанр. А ты до этого их обожал, альбом за альбомом впитывал, и каждый год ждал продолжения. Но они меняют свое направление и перестают радовать. Вот так, просто… Может, меняются амбиции музыкантов, может, меняешься ты сам, хотя, скорее и то и другое как общий естественный процесс. У тебя меняются предпочтения и в таких переменах появляются другие яркие фавориты, а на новые творения «бывших» смотришь уже с безразличием, ибо дороги ваши кардинально разошлись.

— Во, тебя понесло, Игорище. Ну, давай дальше, пока все это так знакомо.
— Так вот, а когда-то, ну в прошлом, их замечательные альбомы звучали волшебным эликсиром, и барабанные дроби стучали в такт работы твоего сердца, и сама музыка, подобно атмосфере для твоего дыхания. Казалось, что это взаимная любовь будет жить вечно, не угасая во времени. Но сменился век, и в двадцать первом…

— Ну, что тут в двадцать первом?
– смеясь, с иронией в голосе произнес Сергей.
— А может быть, я просто устал. Или разочарование навеяла очередная «новая волна». Признаться, я особо в нее глубоко и не нырял, чтобы не портить себе оставшиеся в памяти светлые воспоминания.

— Ты это все о ком-то конкретно или так, в общем?
— И так и этак. А если конкретно, то шведы – In Flames. И группа вроде бы неплохая даже сейчас, но у меня с ней любовный роман так и не сложился. Причем обоюдно. Они предали мои надежды, шагнув в новый век, а я… изменил им с Arch Enemy. Пусть каждому будет свое.

Пух расхохотался. А когда успокоился, попросил меня включить этот монолог обязательно в рассказ о поездке. Пусть народ посмеется.

Наутро выспались по-человечески. Оставался марш-бросок домой 250 километров. Но хвала богам, молитвы были услышаны и день выдался теплее. Доехали не напрягаясь. Закончить историю следует хэппи эндом и голливудскими улыбками:
Пух на днях приобрел себе серого цвета Triumph Tiger 955i выпуска 2004 года, как и хотел. Воспетый хвалой одними, охаянный другими, по отзывам в интернете, наконец-то был опробован на деле. С огромными стоковыми кофрами и защитными лопухами на руле. С гордостью «триумфатора» Серега продемонстрировал нам его безобразное дребезжание тремя цилиндрами на холостом ходу, предложил прокатить, но не прокатиться (тут я узнаю старину Пуха). Еще через день вытащил нас промчать по лесам-полям необъятных просторов бездорожья, где Шурик на «спорте» и я на «туристе» сцепив зубы, помянули всех йепонских богов, пытаясь не завалиться на ровном месте. Зато Серега Пух был счастлив. Давненько не видел его таким. Будто крылья выросли за спиной.

— Вот скажи мне, дружище, ты чего бы хотел от своего мотоцикла? – спросил он уже потом, когда мы, доехав до дикого озера, остановились купаться. Я прекрасно его сейчас понимал, он намекает, что эндуро это наше будущее. Но…
— Понимаешь, в июле 2013 я в паре с Анной Гречишкиной выехал из Киева, чтобы проводить ее в наш Чернигов, тогда целый парад киевские организовали в ее честь. А далее она в одиночку отправилась в кругосветное путешествие. Молодая девушка исполняла свою заветную мечту. Но не просто так, людям, с которыми пересекалась, задавала всегда одни и те же вопросы: есть ли у вас мечта? Кто для вас самый важный человек в жизни?

— Ну, и к чему это все?
— К тому, что я однажды отправлюсь, пусть не в кругосветное, но длительное путешествие. И так же некоторым задам два вопроса. Люди меня вдохновляют жить и творить, особенно такие со странностями, КАК ТЫ.


— А на чем она поехала?
— На КТМ Адвенчер 1190.
— А-а-а-а-а, ну тогда коне-ее-чно!


апрель 2020
  • IgorLebedevIgorLebedev
  • Игорь Лебедев
  • 3 апреля в 19:18
  • ?

Комментарии (5)

RSS свернуть / развернуть
0
mirage
ПозитиФФчик)))
0
komendant
Гречишкина, кстати, вернулась?
Или на второй круг пошла?
0
IgorLebedev
Там у нее что-то пошло с миро-воззрением, она вернулась (посмотрела на все) и уехала. Тему подробнее не раскрывает.
Успел с ней пообщаться еще тогда. Ане было 24 года, она сирота, все детство прошло в детском доме, поэтому в планах было посещение детских домов по всему миру. Удачно вышла замуж, муж не только поддержал идею, а и вложился конкретно деньгами.
I HAVE A DREAM — наклейка на мотоцикле и такая же татуха на руке. Вообще, интересный человек с глубоким внутренним миром.
+1
piston38
Вот и у меня с Бобом Марли так вышло. Когда кончилась трава и растамагия Джа рассеилась как сон, стало понятно, что я чуть не угодил в тупик. А мне, как одинокому парусу в стихотворении Михаила Юрьевича, в буре видится покой, и «No gods, no masters, my time has come...»
Но все же есть те исполнители, которые идут с тобой сквозь времена.
0
IgorLebedev
:))) до чего приятно читать подобные комментарии, в которых с комментатором мы на одной информационной волне.
+1 (СПАСИБО)
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста, или зарегистрируйтесь.
При перепечатке материалов, видео или картинок гиперссылка на «bikepost.ru» обязательна
мотоблоги, Блог им. IgorLebedev, Неизбежность, коварство и немного о музыке (глава 2)