Блог им. Ingvarr → Стас и Нэнси

Полдень двадцать седьмого июня 2019 года. Через восемь часов мне стартовать в погоне за тысячемильным нормативом Ironbutt, а я мечусь от магазина к магазину в поисках камеры для колеса. Разумно было бы предположить, что я хочу взять с собой запасную камеру для моего Вулкана, но ещё до вчерашнего вечера я думать не думал о какой-то там камере.
Вчера вечером, когда я смазывал и натягивал в гараже цепь, позвонил Антон:
— Ты же в Курортном финишируешь?
— В Курортном, — говорю.
— Прекрасно, — говорит Антон. — В мотоциклетном чате один бедолага просит помощи — колесо пробил, камера ему нужна.
— А что, на месте камеру найти не может?
— Говорит, что не может.
— И ближе никого нет?
— Никого. Может, привезёшь ему? Всё равно ведь туда едешь.

И вот сейчас вместо того, чтоб спать и набираться сил перед поездкой, я охочусь за куском резины. В киевском Соцгородке два мотомагазина. Первый на моём пути – старый добрый «Олимпиец», магазин спорттоваров с мотоотделом.
— Здравствуйте, — говорю полному продавцу в очках, — у вас есть камера 100/90 R19?
Продавец меланхолически смотрит на меня, уперевшись обеими руками в прилавок.
— Вам на какой мотоцикл?
— Хонда Стид.
Он вздыхает и опускает взгляд на прилавок, на который опирается. Там под покатым стеклом разложены запчасти. На стекле наклеены полоски с марками мотоциклов – «ИЖ», «Минск», «Ява».
— Нет, — говорит продавец, — такого у нас нет…
Следующий магазин – «Автомотовело», тут торгуют китайскими мотоциклами и запчастями к ним. Здесь нужная камера есть.
— Только она китайская, — говорит продавец, чуть менее упитанный и чуть более весёлый, чем предыдущий.
— Меня устраивает, — отвечаю. – Ей километров шестьсот продержаться, не больше.
Камеру вместе с чеком кладу в боковой кофр. Размерность камеры такая же, как у Вулкана – пускай на всякий случай едет со мной.
На следующие сутки про камеру я забываю. Мне есть, чем заняться и о чём думать. За двадцать три с половиной часа камера проезжает со мной по Украине без малого тысячу семьсот километров. Мой маршрут из Киева ведёт ко Львову, оттуда – в Луцк, Ровно, снова в Киев и финиширует в Курортном, что под Одессой.
Последний отрезок пути – из Киева в Курортное – со мной хвостиком поедет компания на машине. Антон в их числе. Норматив выполнить удаётся, но сил на камеру после этого не остаётся.

Утром после завтрака Антон говорит:
— Ну что, пора спасать нашего бедолагу, а то он уже мне с семи часов утра пишет – нервничает, видать.
— Далеко до него?
— Триста метров по посёлку.
Ради такой дистанции мы не то, что не экипируемся – даже не одеваемся, остаёмся в шортах и шлёпках, футболки не берём принципиально.
Я выкатываю Вулкан, бросаю ключи Антону и устраиваюсь на месте пассажира.
Мы телепортируемся к неприметному домику из бурого кирпича.
— Ты камеру хоть взял? – спрашивает Антон, поднося телефон к уху.
— Взял вроде, — отвечаю, не слезая с Вулкана. Мне лень двигаться и проверять. В Киеве я камеру в кофр положил? Положил. Тут я её доставал? Не доставал. Стало быть, там и лежит.
— Мы приехали, — говорит Антон в трубку, — выходи.
Я, развалившись на месте пассажира и Антон, опершись рукой о багажку для кофра – мы с любопытством ждём. Интересно же, кого спасаем.
Из-за винограда, оплетшего арку перед домом, раздаётся шлёпанье и появляется страдалец. Одет, как мы – шорты и шлёпанцы. Зато в остальном – полная противоположность: татуировки, дреды, в руках самокрутка и бутылка пива. Подозрительный тип. Наркоман, наверное. Но не бросать же его, мотоциклист всё-таки.
— Я — Стас, — говорит спасаемый.
— А мотик где? – спрашивает Антон.
— Тут, сбоку.
С моего ложа мотоцикл не видно. Я сползаю с Вулкана и шлёпаю во двор.
— Вот она – моя девочка, моя Нэнси, — говорит Стас.
«Девочка» — это крашеный чёрной матовой краской кастом на базе Стида 400-ки с высоченным рулём, маленьким седлом и нарисованным значком «Анархия» на баке. Брутальная девочка, не в моём вкусе.
Оба колеса у Стида накачаны.
— А какое колесо пробито? – спрашивает Антон.
— Переднее, — говорит Стас.
Антон пинает переднее колесо. От удара оно вместе с вилкой со стуком поворачивается влево.
— Оно точно пробито?
— Да точно, — горячо говорит Стас, — просто насос у соседа взял и подкачал немного перед вашим приездом.
Когда Стас говорит, он активно жестикулирует. Сразу понятно, где колесо, которое он подкачивал и у какого соседа брал насос.
— Ну ладно, — говорю, — а где тут шиномонтаж?
— А тут рядом, — Стас машет рукой за забор, — километр проехать всего.
— Тогда поехали, чего тянуть.
— Как я поеду? — спрашивает Стас, поочерёдно глядя то на меня, то на Антона. – Я ж уже пивка бахнул. Вы всё не ехали и не ехали, я и решил накатить.
— Пивка он бахнул… Ладно, пассажиром поедешь.
— Вот ты его и повезёшь, — говорит мне Антон. – У тебя на Вулкане мягко, удобно. А я на Стиде прокачусь.
Мы смотрим на Стаса. Он – на нас. Видимо, в его представлении камера должна была приехать одна, а она приехала с двумя полуголыми хмырями, которые с порога начали командовать.
Антон перегибается через Стид и заглядывает ему под седло – туда, где торчит замок зажигания.
— Ключ тащи, — торопит он Стаса.
Тот нервно отхлёбывает из бутылки.
— Ща принесу.
Cтас исчезает за домом, я спрашиваю:
— Как тебе Стид?
Антон только качает головой.
Когда Стас заводит мотоцикл, стайку белых кур, пасущихся неподалёку, сдувает за забор, а мы с Антоном инстинктивно морщимся – у Стида прямоток, глушитель пустой, как водопроводная труба и адски ревёт.
Стас выкатывает мот из ворот и ставит на подножку на обочине.
— Правила поведения нажопника на мотоцикле знаешь или рассказать? – спрашиваю.
— А? — отвечает Стас.
Ему сейчас не до моих тончайших шуток – он тревожно смотрит, как Антон по-хозяйски усаживается в седло Стида и с щелчком складывает подножку в виде когтистой лапы.
«Ну ладно, — думаю, — сейчас поедем, Стас увидит, что Антон мотоциклист опытный, и успокоится».
На Вулкан Стас садится, как бегемот. Наваливается мне на плечи, наступает на подножку так, что я чуть не заваливаю мотоцикл, и шмякается в седло. Мои плечи не отпускает, вцепился и держит. Я, словно цыганка в танце, дёргаю обнажённым плечом.
— Отпусти плечи, за поясницу держись. А лучше вообще за меня не держись – сзади спинка, не упадёшь.
Антон тем временем нас не ждёт. Он с пробуксовкой по обочине стартовал и уже подъезжает к повороту в конце улочки. Я выруливаю за ним и мы отправляемся на поиски шиномонтажа.
Стас вертится сзади, как первоклашка на скучном уроке. Уж не знаю, какой он первый номер, но как второй – мне не нравится.
Шиномонтаж занимает двор на краю частного сектора. Когда мы со Стасом подкатываем, Антон уже спешился и стучится в дверь.
На стук из домика сбоку выходит пожилая женщина.
— А здесь нет никого, зря стучите.
Я смотрю на часы – 11 часов, нормальное рабочее время. Даже в пятницу.
— А скоро будут? – спрашивает Антон у женщины.
— Кто ж их знает… Они до города поехали, может, через час взад будут, а может и через два.
От услышанного мы с Антоном переглядываемся. Какие два часа, нас ждут пиво, компания, пляж.
Мы благодарим женщину и собираемся в кружок посовещаться.
— Может, подождём часик? – с надеждой в голосе спрашивает Стас.
— Ага, часик, – говорит Антон.
— Или два, — добавляю я.
— А где два, там и три, – подводит черту Антон. – Нет, надо искать другой шиномонтаж.
— Ну, сейчас гляну в интернете, — говорит Стас.
Через пару минут он разворачивает к нам экраном телефон.
— Вот, в соседнем селе есть, в пяти километрах.
Антон отрывается от задумчивого созерцания ворот шиномонтажа и бросает взгляд на карту.
— Прекрасно. Поехали.
— В соседнее село? В шортах и шлёпках? – спрашивает Стас.
— Стас, у нас пляж и пиво, — говорит Антон. – Ты уже накатил, а мы терпим. Документы у тебя с собой?
— С собой, — говорит Стас.
— Тогда поехали.
Рассаживаемся по мотоциклам. В этот раз Стас обходится с моими плечами бережнее.
Пятьдесят метров до асфальта мы едем вместе, но стоит нам вырулить на дорогу и Антон откручивает ручку. Из прямотока Стида меня накрывает оглушительным рёвом, по мере роста оборотов переходящим в легковесное тарахтенье. Стид-четырёхсотка не соперник пятисотому Вулкану и я тоже даю газу, чтоб не отстать от Антона. Вулкан приседает на заднее колесо и с воем ускоряется.
На шестидесяти километрах в час мне на плечи наваливается тяжесть. Ох, Стас, не сдержался-таки, вцепился.
— Ты куда летишь?! – кричит он мне в ухо.
От услышанного я сначала опускаю взгляд на спидометр, убеждаюсь, что там те же шестьдесят, потом оборачиваюсь назад, чтоб убедиться, что мой пассажир не шутит. Глаза большие-большие – не шутит.
— Так мы всего шестьдесят едем, — говорю, отпуская ручку газа.
— В одних шортах и шлёпках шестьдесят — уже много, — кричит Стас.
Ладно, много ему шестьдесят – поедем пятьдесят.
Когда стрелка спидометра замирает на пятидесяти километрах в час, Стас убирает руки с моих плеч. Но теперь, когда угроза его жизни миновала, он вспоминает о Нэнси. Их с Антоном уже даже не видно — они-то вдвоём, их ничего не сдерживает. Наоборот, Антона подстёгивают мысли о пляже, пиве, обеде и он явно не ограничивается пятьюдесятью километрами в час.
— Куда он поехал? – спрашивает Стас. Руки держит под контролем, за меня не цепляется, но чувствую: если внятно не отвечу – снова почувствую на плечах его хватку.
— На шиномонтаж поехал, — говорю.
— А чего так быстро?
— Спешит, — отвечаю самым заботливым тоном, на какой способен, – А я вот тебя берегу, медленно еду.
Не спасает. Стас перегибается через моё плечо, вглядываясь вперёд.
— А он точно умеет ездить?
— Точно, — говорю.
Пытаюсь представить себя на его месте. Дал не пойми кому в трусах и шлёпанцах свой мотоцикл – и через пять минут его уже не видишь, а тебя самого везут как мешок картошки в неизвестность. Есть от чего занервничать.
Надо отвлечь парня, нервы ему ещё пригодятся.
— А чего мотик Нэнси назвал?
— Фильм «Сид и Нэнси» смотрел? – отвечает Стас. – Вот оттуда и имя.
Оглядываюсь на него — наладить зрительный контакт, улыбкой поддержать доверительный разговор. Когда наши взгляды пересекаются, Стас скороговоркой выпаливает:
— Ты куда смотришь?… На дорогу смотри!
— Чего я там не видел? – говорю, отворачиваясь, — дорога как дорога, серая.
Пока мы героически преодолеваем пять километров на прогулочной скорости, Антон находит шиномонтаж и уже разговаривает с шиномонтажником – молодым пацаном. Нэнси, целая и невредимая, стоит рядом. Когда мы тормозим рядом, Стас наваливается мне на плечи – вид своего мотоцикла придал ему сил – и сгружается на землю. Подходит к Нэнси, смотрит на неё, успокаивается.
Антон тем временем описывает пацану-шиномонтажнику техническое задание.
— Камеру поменять могу, — говорит пацан. Ему лениво, середина пятницы для него – почти что выходной, но деваться некуда, — только колесо сами снимите.
— Снимем, только инструмент и домкрат дай, — говорит Антон.
Поднимаем Нэнси на домкрате и фиксируем кирпичом под задним колесом. Чтоб снять переднее колесо, нужно раскрутить пару хитрых болтов со внутренним шестигранником.
— У тебя ключ под такие болты есть? – окликает Антон пацана.
Тот выходит из бокса, садится на корточки возле Стида.
— Не, такого нет.
Стас мрачнеет. Спасение было так близко: шиномонтаж нашёлся, камеру привезли и вот поди ж ты – несчастные болты рушат все надежды.
— Погоди огорчаться, — говорю ему, — сейчас что-то придумаем.
— А болты с гайками и сварка есть? – спрашивает Антон у пацана.
— Есть.
— Тащи.
Я прогуливаюсь вокруг, Стас помогает по мере сил, Антон с пацаном мастерят с помощью сварки самодельный гаечный ключ.



Ремонт заканчивается за полдень. От пережитых треволнений Стас трезвеет.
— Обратно я на Нэнси поеду, — говорит он, когда колесо водружено на место и Стид опущен на землю.
Мы не сопротивляемся. Хочет – пускай едет.
На обратном пути наша колонна из двух мотоциклов сильно растягивается, и мы пару минут ждём Стаса у домика из бурого кирпича.
— Спасибо, ребята, — говорит Стас, — выручили.
— Пожалуйста, — отвечаем, — подваливай вечерком, у нас весело.

Вечером, когда мы, вдоволь накупавшись и отдохнув, сидим за столом во дворе нашего гостевого дома, появляется Стас с миской в руках.
— О, а вот и наш спасённый, — говорит Антон. — Что в миске?
— Да я тут шашлычок сварганил, не с пустыми же руками идти.
— Это ты правильно решил, — говорит Антон, — с пустыми нельзя.
Мы пододвигаемся, расступаемся, пуская Стаса за стол.
Сами мы про шашлык не подумали и сейчас он очень к месту. Горячий шашлык растапливает холодок между компанией и новоприбывшим. Ну и что, что дреды и татухи – шашлык-то отменный. Да и в общении парень нормальный. Видать, первое впечатление оказалось обманчивым.
Обратно в свой бурый домик Стас уходит за полночь. С миской, но без шашлыков.
На следующий день Стас отчаливает в Киев и заезжает к нам попрощаться.
— Камеру старую возьми с собой на всякий случай, а то вдруг опять пробьёшь, — напутствует Антон.
— Да взял я, взял, — говорит Стас.
Когда он отъезжает, мы ещё долго слышим над садами его прямоток.

Спустя пару недель мы встречаемся со Стасом на одном из традиционных мест встреч киевских мотоциклистов – Контрактовой площади. Ещё позже выбираемся на небольшую вылазку по Киевской области. А когда Стас получает приглашение на день рождения одного из участников нашей банды, становится понятно, что он влился в компанию, стал её полноправным членом.

  • IngvarrIngvarr
  • Игорь
  • 22 сентября в 13:56
  • ?

Комментарии (12)

RSS свернуть / развернуть
+1
StoneDwarf
Хорошая повесть )
Но вкус у Стаса конечно интересный )))))
0
Ingvarr
О, да. Оооочень специфический)
Более того — он ещё на этом сверхудобном мотике и девчонок катает)
здесь был ататат

+1
aksel
  • aksel
  • 23 сентября в 13:09
классно написано
0
Ingvarr
спасибо
здесь был ататат

-5
tusadend
Видеорегистратор Bluavido 8 в 1 с радар-детектором по старой цене!---- 7l.ink/avtora
+1
M1St
  • M1St
  • 25 сентября в 18:38
Чудовий стиль оповідання! Дякую )
0
Ingvarr
Дякую) Добре, що сподобалося)
+1
sp80
  • sp80
  • 26 сентября в 8:04
Вы ему жопу ещё не подтирали?
Сидит там пиво пьёт и ждёт когда ему всё привезут и сделают, когда рядом шиномонтаж есть.
0
Ingvarr
Жопу — нет. Тут наши полномочия, как говорится, всё)
здесь был ататат

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста, или зарегистрируйтесь.
При перепечатке материалов, видео или картинок гиперссылка на «bikepost.ru» обязательна
мотоблоги, Блог им. Ingvarr, Стас и Нэнси