Привет, Байкпостовчанин. Кажется, ты используешь AdBlock.
БайкПост развивается и существует за счет доходов от рекламы. Добавь нас в исключения.
открытое письмо как отключить
Путешествия
  • Пробег для публикации поста в сообщество: 15.00 км
  • Читателей: 3089 | Постов: 1324

Данный блог создан для публикации рассказов, фото и видео отчетов о путешествиях на любой мототехнике.

Путешествия → Грузинские короткометражки


В детстве мне нравилось смотреть по телевизору короткометражные грузинские комедии, или попросту грузинские короткометражки, как их тогда называли. Вот и вернувшись из Грузии, в моей памяти, помимо обобщённых впечатлений от неповторимой природы и прекрасных людей останутся несколько коротких эпизодов — ярких пятен воспоминаний о путешествии по этой стране.

Грузинские короткометражки



Граница

Прорезав с севера на юг полторы тысячи километров восточно-европейской равнины, мы, с моей верной Хондой оказались на Северном Кавказе. По дороге, в калмыцкой степи, ей, кстати, стукнуло ровно пятьдесят тысяч. По такому случаю я свернул с дороги, остановился и сказал несколько теплых слов моему верному другу. Потом поцеловал её в теплый бензобак, полюбовался на красивый внедорожный протектор новых шин, установленных в Волгограде, мы сделали памятное фото и не спеша покатились дальше.

В Северной Осетии на обочине дороги мы знакомимся с Вадимом. Пожираем на багажнике его «гуся» осетинские колбасу, хлеб и помидоры и решаем временно сгруппироваться. У Вадима внешность небольшого доброго голубоглазого «убийцы». Вадим общителен. При каждой возможности он заговаривает с дальнобойщиками, полицейскими, таможенниками, гастарбайтерами, и просто местными жителями. Злые люди после общения с Вадимом делаются добрыми, а добрые – ещё добрее.

На автозаправке, километрах в тридцати от границы, встречаем возвращающихся несолоно хлебавши американских байкеров, границу они пройти не смогли. У них испуганные напряженные лица, они сыплют словами «хелл» и «но инпосбл» — на границе многокилометровая очередь, следствие случившегося недавно на грузинской стороне оползня, завалившего полкилометра Военно-Грузинской дороги. Вадим ухмыляется, — американцы, что с них взять.

Пропускной пункт работает до шести вечера, время уже пятый час, мы спешим. На посту ГИБДД старлей в белой рубашке равнодушен к Вадиму, но указывает палкой на обочину мне. Страж дороги укоризненно излагает новейшую историю нашего с Вадимом передвижения на протяжении последних двадцати километров в фотографиях. И уже на своём айфоне. На двух из них запечатлен я на мотоцикле рядом с фурами. В одном с ними направлении, но по другую сторону двойной сплошной линии. Муторное разбирательство закончилось — угадайте чем. Подсказка — водительское удостоверение не пострадало.

Дальше больше. Подъезжаем к трёхкилометровой в два ряда очереди автомобилей. На обочине нервно-шевелящиеся группки напряженных людей. До закрытия погранперехода час. Обочина непроходима, сильно пересеченная местность начинается непосредственно от правых колес фур. Но мы жаждем воспользоваться Венской Конвенцией в отношении мотоциклистов и попасть к пограничным будкам без очереди. Междурядье слишком узко для оппозита Вадиминого «гуся» и боковых кофров моего «трансальпа». Остаётся встречка. Идём договариваться с ГИБДД. Вадим в очередной раз проявляет личное обаяние, и, отворачиваясь от нас, один из белорубашечников снисходительно машет рукой. Мы благодарно киваем, просачиваемся между бетонными блоками и весело тарахтим по встречной полосе. Но через километр, за поворотом, раздаётся дикий свист нескольких милицейских свистков, и боковым зрением я вижу надутые от напряжения щеки их обладателей – ещё одна мобильная группа белорубашечников — и их вытаращенные глаза от увиденной беспрецедентной «наглости». Мы спрыгиваем с мотоциклов и, широко улыбаясь, шагаем к полицейским, сейчас всё объяснится — ведь нам разрешили! И тут-то выясняется что «сын за отца не в ответе». «Это вам там разрешили, а это — здесь, документы сюда!». Очередная десятиминутная комедия положений заканчивается — опять угадайте чем (подсказка – водительские права снова остались при нас). Нашим проездом в сторону шлагбаума, но уже кое-как по обочине и в междурядье.

За километр до границы обочина снова перекрыта стоящими фурами, междурядье опять узко и третий наряд ГИБДД. Капитан сам! предлагает нам пересечь разделительную, нажав ногой на трос между бетонными блоками. Но мы уже никому не верим, и я иду до границы пешком в поисках следующего поста, чтобы заранее договориться со всеми заинтересованными лицами. Встречаю лишь чернорубашечника-таможенника. На вопрос, не будет ли он против, если мы проследуем мимо него по встречной полосе, ведь нам разрешил капитан ГИБДД, — он недобро цедит сквозь зубы: «ну если ГИБДД вас сопроводит…». Я жду, когда он куда-нибудь уйдёт. Рискуем и пролетаем по встречке ещё километр. Границу проходим в последней партии запущенных за шлагбаум счастливцев в 18.20.
Автомобилисты, которые перед нами протягивали документы в окошко пограничной будки, приехали на погранпереход в пять утра.



Степанцминда

Проехав несколько километров, мы оказались в приграничном селе Степанцминда. На окраине села лоб в лоб к нам без видимых причин выезжает черный Гелендваген, и мы соскакиваем на обочину… В Гелендвагене несколько зверски улыбающихся лиц в черных банданах, заросших по глаза черными же бородами.

Вадим с самого начала настроен ночевать на свежем воздухе, а у меня в этот раз нет ни палатки, ни спальника. Хитрый дед, дежуривший на обочине, тащит нас в свой «отель» в ста метрах от дороги, — кособокий одноэтажный дом, под ногами солома вперемешку с навозом. Не знаю как Вадим, но я люблю запах фермы, и даже навоза, но не до такой степени. По дороге дед рассказывает нам, что он – бывший управделами всех кавказских санаториев и знает толк в сервисе. Управделами без стука открывает дверь одного из номеров «отеля». В комнатёнке стоит двуспальная кровать и раскладной диван, на котором сидит пара худых грустных иностранных туристов. На кровати гуру турсервиса предлагает переночевать нам с Вадимом. Парни глазами загнанных благородных оленей смотрят на нас и ждут, что мы решим, но с владельцем «отеля» не спорят. Мы разворачиваемся и Вадим шутит, что соседи не того пола. Тогда управделами проворно ведёт нас в «ресторан», где сидят и уныло ковыряют вилками две девушки – то ли корейские, то ли казахстанские. Дед с выражением лица Мефистофеля, говорит, что у них номера тоже с подселением, но в данном случае подселение нужно согласовать с девушками. Видимо девушки, немного понимали по-русски, потому что их узкие восточные глаза от слов деда быстро приобрели дикую округлую форму.

Едем с Вадимом несколько километров далее и присматриваем место для палатки. На обочине, слева от нас, в сторону границы стоит многокилометровая очередь фур. Справа – холмистое поле, за ним в ущелье река. Я замечаю тропинку, уходящую к реке, и быстро сворачиваю на неё. Вадим проскакивает дальше и вынужден разворачиваться. Приехав за мной на поляну, Вадим рассказывает, что развернувшись, он снова повстречался с черным Гелендвагеном. Мерседес повторил свой маневр и Вадиму пришлось притереться плечом к стоящей фуре, чтобы его пропустить. Вадим говорит, что в следующий раз он позвонит куда следует. Я разочарован. Я думал Вадим скажет, что в следующий раз он поделит всех улыбающихся обитателей передних и задних сидений Гелендвагена вместе с их банданами на отдельные фрагменты.

Выпив коньяка, появившегося в моей фляжке в фирменном магазине города Пятигорска, мы обсудили с Вадимом ряд философских проблем, трезво сделали несколько нестандартных выводов и стали укладываться в палатке. Мы были на высоте около двух тысяч метров и к ночи стало угрожающе холодать. Договорились подняться часов в восемь утра. Вадим быстро захрапел в своём спальнике, а я, набросав часть вещей из своего багажа под себя, а другую часть сверху, тем не менее быстро стал околевать от холода. Уснуть, как мне показалось, я так и не смог. Вадим же рассказывал, что это он долго не мог из-за меня уснуть, потому что я, якобы, мгновенно отрубился, но всю ночь что-то бормотал, вскрикивал и взвывал. Возможно, во сне я сражался с террористами в банданах из Гелендвагена. Тем не менее, не дожидаясь звонка будильника, я решил вставать, потому что дубак окончательно доконал меня и я боялся за свои внутренности. Я рассчитывал, что уже часов шесть утра. Но вылезши из палатки на мороз, я оказался в непролазной темени. Телефон показывал три ночи. Задрав голову вверх я открыл рот – столько звёзд я не видел никогда! Полюбовавшись звёздами четыре секунды, я принялся за скоростные отжимания, приседания, гимнастику и бег на месте. Этому занятию я страстно предавался не меньше полутора часов. Потом постепенно стало светать, появились очертания ландшафта и я стал готовить фотоаппарат и штатив для съёмок шедевров. В шесть утра было снято уже не менее ста «шедевров», и я, не вытерпев, стал будить Вадима.









Тбилиси


В Тбилиси мы с Вадимом в первую очередь отыскали памятник Мимино. Сфотографировавшись с памятником, мы расстались. Вадим поехал своим маршрутом, а я разыскал Старый город и поселился на два дня в полуподвале хостела «Lux» у армянки Камилы, не забыв сторговать у неё пятнадцать лари из пятидесяти запрошенных за каждый день пребывания. Я дал понять Камилле, что у меня совсем нет денег, но позднее, делая приборку в «люксе» во время моего отъезда, пока я прогревал мотоцикл, Камилла выудила из мусорного ведра пустую бутылку «Киндзмараули» с приклеенным ценником в тридцать лари. С досадой она зашвырнула её на ближайший пустырь и закричала мне, что за бешеные деньги я пил порошок, а лучше бы попросил её и она принесла мне порядочного вина, которое собственноручно делает один её знакомый монах. Я возразил Камилле, что мой желудок не терпит никаких порошков, а тут — хоть бы хны, и при первых признаках такового порошка, я бы тут же отнёс его назад в винный бутик по соседству, в котором его и купил на сэкономленные в её «люксе» деньги.

Гуляя по Тбилиси, я оказался на городском рынке. Сбоку ко мне подошел не совсем трезвый человек и с вызовом спросил сколько сейчас время. Часов я не ношу и следующим вопросом ждал просьбу закурить. Здесь я тоже ничем не мог помочь своему собеседнику, потому что к тому же и не курю. Человек был средних лет, худой, высокий и разбитной. Его явно не интересовало время и даже сигареты, но страстно хотелось общения. И вот мой новый знакомый, его зовут Руланд, ведёт меня в гости, — здесь же в старом городе у него дом. Подойдя к дому, Руланд первым делом показал мне границы его владений. Граница была очерчена в прямом смысле этого слова – на стене дома проведена черная жирная вертикальная черта. Всё что по эту сторону – моё, несколько раз повторил Руланд. Потом внимательно на меня посмотрел – понял ли я, и, не заметив должного эффекта, ещё раз повторил. Одна из стен дома выпадала из общего ансамбля. Тоже в прямом смысле, — стену прорезала глубокая трещина и она почти висела над тротуаром. В доме у Руланда гостили его дядя и тётка, приехавшие из Харькова. Ещё где-то в обширных закоулках дома притаились племянница и сын. Тётушка Руланда сварила нам отличный кофе. Основной своей задачей в присутствии гостя, она видела усмирение племянника, который периодически переходил на крик. Дядя смирно сидел на диване и ухмылялся в усы. Первым делом, Руланд стал потрясать бумагой с гербовой больничной печатью, удостоверяющей что он является трезвенником и, лишь только сегодня позволил себе немного выпить. Вторым делом, он почему-то сказал, что знать не хочет своего сына. Потом он принёс и свалил около стола несколько пар разнообразной поношенной обуви, как женской так и мужской и сообщил, что вся она сделана им. Я рассматривал поочередно мужские и женские туфли, кеды и мокасины и хвалил искусство Руланда, он настаивал, чтобы я как можно сильнее скручивал каждый экземпляр, а обувь как по волшебству принимала свой первоначальный вид. Далее Руланд увлек меня в соседнюю комнату, где стояло обширное старое кресло и пыльный компьютер. Оперативно подружившись в соцсетях, мы завели речь о барьерах, чинимых нашими чиновниками против дружеского общения между народами. И действительно, мы можем приезжать в Грузию безо всяких виз, а вот грузины к нам – только по визам, которые не так-то просто получить, — требуется приглашение из России. Руланд попросил меня прислать ему таковое приглашение и по возможности обеспечить в России женой. При этом он испытующе смотрел на меня – ему уже много раз обещали, но пока никто не прислал и не обеспечил. Руланд, если ты читаешь эти строки, и у тебя не отпала в этом необходимость, дай знать, — насчет жены не обещаю, но приглашу тебя обязательно! Из соседней комнаты был вызван знакомиться семнадцатилетний парень — сын Руланда, сын-гигант не в пример худосочному папе. Руланд опять испытующе посмотрел на меня. Сын снисходительно дал себя обнять отцу. Для этого ему пришлось наклониться и присесть. Наконец появилась и девочка-красавица, племянница Руланда. Таким образом, я был представлен всему их армянскому семейству.

Мы пили крепкий тётушкин кофе а Руланд торговал мне свой дом. Он говорил, что дом нужно ремонтировать, но у него нет денег. Дом, и правда, был очень большой и очень старый. Мы вышли на улицу ещё раз посмотреть на черную вертикальную полосу, подтверждающую большие размеры дома, а Руланд всё говорил про Россию, с которой он связывал свои надежды.
Он обнимал меня, в его глазах блестели слёзы.













>>>ПРОДОЛЖЕНИЕ ЗДЕСЬ>>>

  • VitalichVitalich
  • Андрей Шаперов
  • 30 августа в 16:49
  • 5
  • ?

Комментарии (11)

RSS свернуть / развернуть
+1
oleg-gx
Люто плюсую!!!
0
RideBike
на трасальпе и не быть в Омало / Шатили это не путешествие)))))))))
0
Vitalich
на следующий раз надо что-то оставить!
+1
costarider
Класный рассказ и реалистичное описание. Плюсую!
Вы, как я вижу, не поднялись в Гергети к церкви святой троицы. Так очень круто.
0
settler
> мы жаждем воспользоваться Венской Конвенцией в отношении мотоциклистов

Легенда хорошая, но «конвенции о мотоциклистах на границе» совершенно точно не существует :)

> Междурядье слишком узко для оппозита Вадиминого «гуся»

Руль на оппозитном гусе шире двигателя примерно на 25см. Двигатель вообще не мешает ехать (и дуги тоже).
0
Vitalich
Я уверен, что где-то есть такая конвенция, это мне сильно помогает на границах :)
+1
Zhelezyaka
Плюсую — очень хорошо написано!
Этим летом с супругой тоже посетили Грузию. Ездили туда в первый раз, предварительно изучив много положительных отзывов об этой стране. Впечатления остались очень хорошие. Хочется съездить ещё! После мотопутешествий в ещё украинский Крым, Белоруссию и поездок по российскому Кавказу решили, что Грузия нам понравилась больше всего. На обратном пути кстати нас развернула полиция в начале подъёма на Военно-Грузинскую дорогу. Оказалось, что днём ранее случился этот злополучный оползень. Пришлось возвращаться домой через Азербайджан, Дагестан и Чечню…
+1
Aydinka
Мы тоже ощутили последствия этого оползня, простоял в огромной очереди на границе домой в Аз-н, но авто с российскими номерами пропускали без очереди. А мы стояли. В этом факте вся натура Кавказа, сами постоим но гостей пропустим…
+1
M_B
  • M_B
  • 31 августа в 9:36
красоты!!!
+1
Aydinka
У автора прослеживается стиль Ильфа и Петрова ;)
+1
Vitalich
А я недавно «Одноэтажную америку» читал, так что, возможно, под впечатлением так получилось )))
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста, или зарегистрируйтесь.
При перепечатке материалов, видео или картинок гиперссылка на «bikepost.ru» обязательна
мотоблоги, Путешествия, Грузинские короткометражки