Привет, Байкпостовчанин. Кажется, ты используешь AdBlock.
БайкПост развивается и существует за счет доходов от рекламы. Добавь нас в исключения.
открытое письмо как отключить
Путешествия
  • Пробег для публикации поста в сообщество: 15.00 км
  • Читателей: 3083 | Постов: 1323

Данный блог создан для публикации рассказов, фото и видео отчетов о путешествиях на любой мототехнике.

Путешествия → Индия "Мартовская восьмерка". Часть 6.

Предыдущая часть..

То утро добрым не было. Бутылка портвейна в одного, а сверху ром на повышение градуса – суровый расклад. Болезненно кривясь от гула в голове, выползаю из своей хижины на свет божий и улыбаюсь своим давешним собутыльникам.

Знаете, такая особая улыбка, когда с утра встречаешь людей, с которыми квасил полночи. Перекидываемся парой слов в стиле: «Ну мы вчера дали! А помнишь? А я то… А ты… А-ха-ха” и я заодно прошу приготовить мне завтрак и выжать соки. Иду купаться. Чем люблю отдыхать на побережье: похмелье там лечится за час-полтора, не больше. Это у нас можно маяться с бодуна целый день, лёжа пластом в своей душной бетонной гробнице посреди загазованного мегаполиса.



Тут-же расклад совсем другой – прыгаешь в море, благо до него рукой подать. Течение опять ослабло до уровня “плавание на месте”. Как велотренажер, блин, движение есть – передвижения нет. Интенсивно гребу минут десять против течения, но все равно остаюсь на месте относительно берега. Кровь разгоняется, дыханье учащается, насыщенный йодом и морской солью свежий воздух закачивается в легкие и эта ингаляция быстро выгоняет похмельный дурман из головы. Выбрался на песок, прожарился на солнышке.

А тут и сок отжали. Засаживаю залпом, аж два стакана подряд. Сладкий лайм и ананас. С мякотью, вкуснотища! Концентрированный заряд витаминов взбадривает организм похлеще электрического разряда, а горячий сытный суп из морепродуктов вприкуску с пышащей жаром лепешкой ротти довершает дело. Еще заплыв, без сил падаю на уже горячий песок. Похмелье? У кого похмелье?

На берег от форта подтягиваются какие-то шумные наши и сразу сходу спрашивают нет-ли у меня, случайно, бумаги для самокруток. Потом подваливают еще туристы. В шэке становится шумно, тесно и неуютно. Эх, утро перестает быть томным. Прошу счёт за утро и вчера я еще ел, но забыл заплатить в ромовом угаре. Из денег у меня — только тысяча рупий одной купюрой. Ребята говорят, что сдачи нет. У туристов тоже размена не нашлось. В итоге мне улыбаются и говорят – да хрен с ним, с этим счётом, чё мы считаться будем? Было приятно, не скрою. Собрал вещи. Очень тепло попрощались, провожать меня вышли все трое. Я с трудом развернул на узкой грунтовке энфилд и был таков.

“How to reach paradise beach?”– этот, случайно зарифмовавшийся, вопрос вскоре крутился у меня в голове, подобно прилипчивому припеву попсового шлягера. Знаете, такое бывает – идиотская песня, которая не нравится тебе, но как заноза западает в мозг, так как звучит отовсюду? Так и я уже столько раз задал этот вопрос, что он намертво записался в подкорку мозга и всю дорогу вертелся в моей голове. На самом деле, от Реди бич до Пэрадайз бич морем плыть всего десять минут на лодке, от того самого острова. По суше сильно больше, но и это — всего несколько километров в объезд. Но ехать надо такими партизанскими тропами, что когда ищешь впервые, кажется, что пляж специально от тебя прячут.



Более того, один раз так и было. Я спросил у какого-то тук-тукера где поворот на пэрадайз, на что тот, с честными глазами, показал мне заведомо неверное направление, в то время как мне нужно было ехать по той дороге, у которой он и стоял.

Но, мир не без добрых людей, и меня через минуту нагнал индус на мотоцикле, который сказал, что этот человек указал мне неправильную дорогу и обманул меня. Что он таксист – поэтому и надеется, что я заблужусь и он покажет мне дорогу, уже за деньги. А индусу это не нравится, поэтому он мне это и рассказывает.

Впервые сказанное мной человеку: “Плюсик тебе в карму!” было не модным интернет-слэнгом, а вполне себе конкретной констатацией факта. Пусть переродится этот парень в будущей жизни в брахмана, имеет зарплату в сто питьсот тыщ рупий, новенькую “махиндру” в гараже и Айшварию Рай в жёнах!

Я катил по узким дорожкам внутри деревенек и поражался. Вокруг была бедность, граничащая с нищетой. По всему видно, что денег у людей не хватает на самое основное. Но они постоянно улыбались! При разговоре со мной, при разговоре друг с другом. Взрослые и дети, идущие в школу в одинаковой униформе. Все они часто улыбались и смеялись. Крестьяне! Крестьяне, вечером возвращающиеся с полей, поют. Вы можете представить себе, как отпахав под палящим зноем на плантации смену, ты идёшь домой и поёшь?! Не материшься, не проклинаешь правительство и председателя-колхоза-Петровича-вора-суку, а поёшь что-то мелодичное и красивое? Я лично – не могу. Никогда не понять мне этого, но это — факт. Чем люди беднее — тем они улыбчивее. Ну почему так? Не раз замечал. Что в нас не так, что живем мы в массе намного лучше, а улыбаемся и смеемся намного реже? Вопрос без ответа…



Наконец, уже порядком устав от плутаний по тесным грунтовым дорожкам, я всё-таки выруливаю к морю. Пэрадайз бич действительно отличается от ранее виденных тут мной пляжей. Во первых, вдоль берега растут сосны. И это довольно необычно. Скорее, “сосновые пляжи” характерны для Балтики или Адриатики, но никак не для тропиков. Во вторых, песок тут белый. Без характерного красноватого оттенка, как на остальных пляжах в Гоа. Вся инфраструктура сосредоточена на участке вдоль берега длиной метров в триста и состоит из нескольких шэков-кафешек и россыпи тростниковых хижин-бунгало вокруг них.

Заезд на дорогу проходит через россыпи рыхлого песка, где я чуть не навернулся по первости. Там есть несколько участков, где я решил забыть про понты и ехать-как-лох с “выпущенными шасси» на очень малом газу. Чуть приподнял носки ног и стопы скользят по песку, как лыжи, поддерживая энфилда по бокам от заваливания. Мой инструктор по эндуро, увидев-бы меня сейчас, выдал-бы фэйспалм и взревел-бы: «Встань в стойку и дай газа, тряпка!” Но энфилд — не эндуро и я решил не рисковать прокатной техникой.

Навстречу мне изредка попадались люди — всё больше длинноволосые, загоревшие дочерна европейцы и европейки в местных одеждах. Еще реже – молодые индусы.



Дорога идёт вдоль берега, на холме. У подножья того холма, справа от дороги – широкий и длинный пляж. На самых высоких точках между дорогой и спуском на пляж замечаю два навеса. Под ними навалены матрасы и подушки и стоит низкий длинный стол. Народ там не сидит, а расслабленно полулежит, взирая сверху на линию горизонта. Кстати, в разных источниках расстилающуюся справа от меня синюю гладь называют по-разному: когда океаном, а когда и морем. Удивительно, но получается, что и те и те правы. Полуостров Индостан (включая штаты Гоа, Карнатака и Махараштра, соответственно) с запада омывается Аравийским морем, которое входит в бассейн Индийского океана.

По-левую руку от дороги находились те самые кафешки и бунгало. Вскоре дорога уткнулась в полянку-тупик, за которой вниз к морю спускалась узенькая песчаная тропинка. А там, покуда хватало взгляда, простирался широкий безлюдный пляж. Когда я здесь говорю “безлюдный”, то имею ввиду именно “безлюдный», а не «малолюдный”. Людей до горизонта на пляже не было вообще. НИ ДУШИ!



Да и напротив этого “островка цивилизации» их было немного. Стоит-ли говорить, что я, не проехав за сегодня и 15 километров, решил остаться. Пока “райский пляж” вполне оправдывал своё название.

За 300 рупий заселяюсь в крайне суровое, но необъяснимо уютное бунгало. Жёстче места ночлега у меня не было за всю поездку. Бамбуковый каркас, обитый тростниковой (или из листьев пальмы, я не специалист) плетенкой.



Толщина стен – как упаковочный картон. Между дверью и крышей – огромная щель, сантиметров в 30. Пол бетонный. Из мебели –только стол и кровать с антимоскитным балдахином, ни шкафов, ни стульев.



Треть хижины отделяет бетонная стена в человеческий рост – самая капитальная часть строения. За ней находится «санузел” – вмонтированный в пол поддон, над ним душ и кран.

В Индии все санузлы, независимо от категории жилья, выполнены примерно по одному принципу. Это одновременно туалет и душ. Из стены торчит душовка, под ней кран и два вентиля. Один вентиль включает душ, второй — нижний кран. Нижним краном удобно смывать грязь или песок с ног. Вся вода льется прямо на пол и уходит в слив, расположенный прямо в полу. Стоит-ли говорить, что горячей воды почти нигде нет? А где-то в углу стоит унитаз. Примерное так было и здесь, с той лишь разницей, что слив был выполнен в виде короткой трубы в стене, которая выводила воду в канаву сразу за хижиной. В канаве, весело хрюкая, по вечерам любили резвиться черные азиатские свинки.



Унитаз был нормальный, но для слива использовался кувшин, наполняемый водой из большого ведра, стоящего под “нижним краном”, бачка на нём не было конструктивно. А еще, дверь хижины изнутри закрывалась на…… обычную веревочку, которая завязывалась между ручкой двери и столбом-основанием правой стены. Ну в самом деле, какие запоры в хижине из троcтника, о чём Вы?

Тем не менее, несмотря на вышеперечисленное, спалось и жилось в этой хижине мне просто замечательно, в отличие от Калангутского, вполне капитального строения, вызывавшего во мне лишь омерзение. Там была хорошая вентиляция, было комфортно и приятно пахло нагретой травой от стен. Еще удивительно, что несмотря на огромные щели по всему периметру, я не увидел там за все время никакой живности. Наверное, дело в том, что хижина стояла на солнечной стороне, и это было некомфортно для насекомых.

Свалив вещи на стол, я задумался куда-же спрятать деньги и гаджеты. Но в этом шалаше это было абсолютно бесперспективное занятие, поэтому я в итоге плюнул и пошёл перекусить.



Покушав наконец пошёл купаться. Отойдя по пляжу влево метров на триста, я упал на горячий песок. До ближайшей пары купальщиков было где-то полкилометра. После нашего многолюдного мегаполиса и еще более многолюдных индийских городов это реально было просто как рай. Очень теплое море с довольно сильной волной не располагало к плаванью. Тут было прикольно зайти по грудь и просто болтаться на волнах, пока прибой, в итоге, не вышвыривал тебя на берег. Развалившись на безлюдном пляже, скованный по рукам и ногам всепоглощающей, феерической, какой-то просто вселенского масштаба ленью и негой я пробормотал под нос: “Так вот ты какое, шанти..”

Этот термин, пришедший из индуизма, широко известен и за пределами Индии. В интернете, на профильных форумах всякие любители йоги часто спорят о его значении, что-то доказывая друг-другу, ибо термин имеет массу толкований. Он часто упоминается в индийских мантрах и очень грубо переводится на русский язык как “покой”. Но выразить словами полный смысл индийского “шанти” невозможно. Глубинный его смысл раскрывается только в подобных местах и ситуациях. Это не слово, это — состояние души. Я не индуист, но теперь очень чётко понимаю, что есть “шанти”. Но вряд-ли смогу Вам объяснить, несмотря на всё своё красноречие…

Время искривилось и как будто-бы замерло. Я валялся на песке, ходил вдоль линии прибоя, наслаждаясь одиночеством, иногда возвращался к кафе, пил там соки и снова по полчаса болтался в море. А солнце как стояло в зените, так и замерло там, как и я, потерявшись во времени и пространстве.

По-моему, я даже слегка задремал на теплом песке. Прямо как мой кот после сытного обеда – брёл вдоль берега, надоело, и тут же упал прямо там, развалившись “звёздочкой» на песке. Шанти-шанти…

Из сонной дрёмы меня вывело знакомое жужжание. Продрав глаза я увидел, что начался отлив и по широкой линии обнажившегося спрессованного мокрого песка едет скутер. Причём, шустро так.

Скутер? По песку? “Профессиональное” удивление запустило работу почти отключившегося в нирване мозга. Я подошел поближе и попрыгал. Песок был вполне твердым и не сыпучим. Жаркое солнце чуть спрессовало его корку сверху и держак вполне позволял ехать на мотоцикле. “Класс!” — Восхитился я и стал думать, как спустить энфилда к морю. Прохватить прямо вдоль моря несколько километров на мотоцикле. Разве это не мечта любого райдера?

К тому-же, пляж реально такой длинный, что пройти его весь пешком малореально. А посмотреть что там дальше очень хотелось. Решено, иду за ключами. Спускаться я решил по той самой тропинке, от “тупиковой” полянки, где стоял мой Энфилд. Сложность была в том, что мне надо было преодолеть метров двадцать настоящего пляжа, с обычным сыпучим сухим песком. Тяжелый энфилд это всё-таки не табуретка, руками, если что, уже не вытащишь. Сажусь сверху и “выпустив лыжи» даю ровный газ. Энфилд съехал с горки, но на прямой забуксовал, начав зарываться в песок. Блин! Слезаю с машины и толкаю её, идя сбоку и держа ровный газ. Еле-еле, подбрасывая в воздух столб песка из-под заднего колеса, мотоцикл выбирается на линию отлива.

Описывать произошедшее дальше словами бесполезно. Просто посмотрите и вытрите слюни ;)



Я проехал пляж от одного конца, до другого.



С южной его части виднеется островок, к которому я плавал и redi beach. Кстати, на пляже стало ездить довольно много мототехники – не я один хотел порадоваться необычным ощущениям. Но пляж всё равно огромен, так что мы друг другу особо не мешались.



Я наделал массу разной степени пафосности фоток, выполненных под девизом «Свобода” и “Royal Enfield”.















Ближе к северной части навстречу мне попался колоритный караван каких-то повозок, везущих не пойми что не пойми куда.



На крайней северной точке пляжа виднелся какой-то очередной залив.



Абсолютно умиротворенный я, уже убедившись в приличном держаке, довольно шустро пёр назад. Справа, совсем рядом, переливалась бликами гладь моря, вокруг не было ни души и я откровенно кайфовал.

Навстречу мне бежала пара собак. В Москве, собака на пути мотоциклиста – повод напрячься, приготовившись к практически неминуемой атаке, но в Азии они везде и повсеместно игнорируют мототехнику, привыкли к ее обилию…… как мне казалось…

Я не знаю, что именно пошло не так. То ли скорость была велика для пляжа, то ли звук энфилда на этой передаче. Но факт остается фактом – просто взревев от ярости собаки внезапно бросились мне наперерез. От неожиданности, витающий в облаках я, на мгновенье растерялся. Но потом, как и в случае с поломатым эвенджером, откуда-то из глубины души очень вовремя вынырнул закаленный сумасшедшим столичным трафиком и готовый ко всему московский Санчез, который грубо оттолкнул от руля расслабленного шанти-Санчеза. Сцепа, пониженная, газу-до-отказа.

Противно вибрируя и издавая надрывный вой Энфилд, подобно лосю загоняемому волками, по дуге отрывается и уходит вперёд. Моцыль гремел всеми своими железными потрохами, а я вторил ему русским-матерным. “Бешеные, наверное” – подумал я. Тем временем, впереди показалось еще три с виду обычные пляжные собаки, которые также сорвались с места и начали загонять меня. “Не бешеные” – запоздало пришло понимание. Снова по широкой дуге на газу обошёл зверье и только тут заметил, что от сосен, наперерез мне, летит еще одна. И я не успеваю, так как она уже выходит мне в лоб.

Мотоцикл – такое транспортное средство, которое постоянно испытывает твои шары на прочность. Сами знаете. Такое ощущение, что ему нужно постоянно убеждаться, что наездник достоин права повелевать им. Ведь адской колесницей может управлять лишь всадник апокалипсиса, не меньше. Вот и сейчас Энфилд, видимо, усомнился в моих полномочиях и начал подобную проверку. Собака летела навстречу мне, а в голове у меня ярко прям так, аж в 3D, пронеслась картинка, как эта тварь бросается мне под колеса, как вздымая тучи песка энфилд падает, прочерчивая огромную борозду к морю… Потом пронеслась стоимость его будущего ремонта и лишь потом запоздало пришла мысль, что из экипа на мне лишь шлем, а скорость я развил уже километров под 80… И что после падения я окажусь один, против уже четырёх разъяренных крупных собак, на безлюдном песчаном пляже, где ни камней ни палок…

Если бы моё повествование было фильмом, на этом моменте самое время было-бы вставить рекламную паузу :)

На деле-же всё длилось секунду. Собака вышла мне в лоб с левой стороны. Обрулить не успевал — справа было море. В итоге я яростно выругался, выставил ровный-газ-ровный-руль и попёр прямо на нее. В случае наезда на псину так был-бы хоть какой-то шанс удержать мотоцикл от падения. Глаза в глаза. Зверь против человека на звере железном… Мои яйца оказались крепче. За долю секунды до столкновения псина наконец осознала, что ей противостоит сумасшедший. Нервы её не выдержали и она резво отпрыгнула с моей траектории. “Вот так-то, йопто! Знай своё место, тварь!” – взвопил я, воинственно размахивая левой рукой в сторону бегущего за мной собачья. Бросилось в глаза что собакен, которого я чуть не снёс, даже не пытался больше меня преследовать. Обосновал ему, чё.

Выдохнув, решил, что пора заканчивать с приключениями. Тем более, что вытащить Энфилд обратно с пляжа представлялось мне нелегкой задачей. Так и оказалось. Уже на самом въезде в рыхлый песок я ухитрился закопаться задним колесом аж до ступицы. Моц как вкопанный стоял уже без подножки, поэтому я бросил его и пошёл искать подмогу. Ей оказался средних лет индус с двумя пацанами лет по 12-13, игравшими на пляже во фрисби. Мужик оказался ушлым типом и на просьбу помочь сразу спросил — дам ли я ему денег? После отзывчивых местных подобное «калангутское” поведение меня слегка покоробило, но больше людей вокруг не было и я подписался выдать ему 100 рупий как только энфилд окажется на стоянке сверху холма. Вчетвером (дети тоже помогали, подстраховывая по бокам, причём весьма толково) мы, не без труда, дотащили уже весь засыпанный песком мотоцикл до верха, где я рассчитался за помощь.

Дело к закату, иду в кафе, принадлежащее хозяину моего бунгало. Это стало уже традицией этого путешествия – по вечерам тянуть пиво и провожать садящийся в море огромный ярко-красный диск солнца.



Хозяин, полный низенький мужичок, отложил очки и газету и подошёл к моему столику уточнить всё-ли хорошо и всё-ли мне тут нравится. Слово за слово и мы разговорились. Он, видимо под впечатлением от прочитанного в газете, спросил у меня про конфликт на Украине. С самого начала этого противостояния у меня за границей нередко спрашивают об этом, полагая, что жителю России изнутри виднее.

Я не люблю этих вопросов, тема для меня чувствительная и болезненная. Всегда отвечаю в том духе, что на любой войне у каждой стороны своя правда. И мнение моё, как русского, конечно-же предвзятое. Но если отбросить эмоции, а говорить только о фактах – правительство Украины допустило братоубийственную гражданскую войну, в которой ее граждане, недавние соседи, расстреливают мирные города других её граждан из тяжелого артиллерийского вооружения. И поэтому такое правительство преступно. И только этот факт о войне не вызывает у меня никаких сомнений. “Если парни из Махараштры или Карнатаки начнут фронтовыми бомбардировщиками и тяжелой артиллерией утюжить Гоа – ведь никакие доводы правительства не смогут оправдать такое!” – убеждаю я его. Он задумчиво кивает, видимо по-другому взглянув на ситуацию. К нам подходит молодой индус, принесший мне пиво. Хозяин представляет его как своего сына. Здороваемся, и он присаживается на краешек стула, почтительно прислушиваясь к разговору “старших”.

Хозяин тем временем говорит, что ему нравится, как ведет себя Путин на мировой арене, как он держится и как говорит. С нашего президента разговор переходит на простых русских. На пэрадайз из туристов почти одни русские, говорит он, многие — отличные ребята, но полно тех, кто употребляет наркотики. И что он этого категорически не приемлет. Я соглашаюсь с ним, говоря что тоже не понимаю, зачем люди удалбываются всяким дерьмом. Особенно тут, где голову гарантированно сносит и без всякой дури.

Жизнь – она всегда интереснее любого кино, но дальнейшее произошло абсолютно по-киношному. Не успел я договорить фразу, осуждающую наркоманов, как откуда-то из тьмы леса, обрамлявшего наши бунгало, с шумом и треском вывалился молодой мужик в одних шортах. Он упал на колени, закрыл ладонями лицо и так покачивался туда-сюда, толи скуля, толи воя на одной ноте. Мы переглянулись. Парень явно был в невменяемом состоянии. Он ходил туда-сюда, подходил к дверям хижин, что-то бормотал под нос и выглядел очень напуганным. «Он живёт у меня, снял бунгало сегодня утром» — сказал хозяин и что-то бросил сыну на своём языке. Сын сорвался с места и подошёл к парню. Они долго о чём-то беседовали, потом сын вернулся и сообщил, что он ничего не понял, парень невменяем и не говорит по-английски. Тяжело вздохнув и с сожалением отставив недопитое пиво в сторону я сказал, что походу дела сейчас мой выход и пошёл к парню разбираться.

Тот стоял и испуганно озирался по сторонам. “Привет. Что случилось?” – спросил я. «Не убивайте меня, пожалуйста” – ответил он. Нормально! Вот и поговорили :-)

Не буду расписывать в красках последовавший за этим долгий и бредовый разговор. Вкратце, выяснилось, что парень (старший следователь из Саратова, кстати) прилетел на Гоа недавно. К приятелю, который тут живёт и с которым он сошёлся в прошлый свой визит в Индию на почве совместного употребления тяжёлых психотропных веществ. Они остановились в Арамболе, поехали на Пэрадайз, где закинулись ЛСД. А потом Максим, так его звали (Поскольку далее описываются малоприятные вещи, сменю-ка я имена главных героев. Здесь и далее имена потребляющих вещества людей и некоторые детали изменены), словил bad trip.

Всезнающая википедия описывает этот термин как сленговое выражение, описывающее психоделический кризис — негативные, потенциально опасные для психики переживания, которые могут возникать во время психоделического опыта, обычно вызванного приёмом веществ-психоделиков.

Так вот психоделический кризис Максима выразился в том, что он был уверен, что его хотят убить. Как позднее выяснилось, Максим принял большую дозу, а добрый приятель положил его в гамак за хижинами, под пальмы. Так вот, очнувшись посреди темных джунглей, всё еще под наркотой, Максим конкретно испугался. Это была феерия – мы с индусами уговаривали его пойти в хижину и отоспаться. Он сказал, что потерял свой ключ. Хозяин сказал, что хер с ним и берите ключи и ведите его в соседнюю свободную, не проблема. Мы с сыном уже почти уложили его отдохнуть, как тут он встал колом и заявил: «Я всё понял, ты сговорился с индусами и в хижине вы меня убьёте!”. Потом наркошу накрыло на тему того, что приятель бросил его тут, сбежав с деньгами и документами…

Мне было реально стыдно, что это тело – русский. Но и бросить его в таком состоянии я тоже не мог. Смех смехом, а кругом море, камни, джунгли, собаки. Да мало ли опасностей для абсолютно невменяемого человека? В итоге я выяснил имя приятеля, слава богу оно оказалось нераспространенным, он – азербайджанец. Назовём его Инвар. Оставив Максима с индусами я пошёл в “центр цивилизации”. Место, где брала сотовая связь, был вай-фай и стояли аж две кафешки и те самые, ранее описанные, навесы с видом на море.

Там было весело. Группа под первым навесом весело хохотала, на столе стояла полупустая бутылка олд монка, лежала какая-то снедь, а по кругу как раз шёл косяк. Я спросил про Инвара, но таких там не знали. Я переместился в кафе, потом к другому навесу, там искомый персонаж в итоге и отыскался. Максимку откачали и отпоили чаем. При этом, все находящиеся под навесами как-то включились в эту движуху, все перезнакомились и за огромным общим столом как-то случайно оказался и я.

Север, это такое место, где даже если ты не ищешь компании – она сама тебя найдет. Маленькие тесные кафешки – единственный островок цивилизации посреди общей темноты. Ну понятно, что в итоге все ночующие на пэрадайз случайно-закономерно окажутся там. Было много рома, много джоинтов, много интересных людей. Как правило, в этом месте оседали лишь такие-же как я странники или давно живущие в Индии. Поэтому, с ними было интересно, но при этом без напряга. Кто хотел — рассказывал о своем, об Индии, о путешествиях, но в душу никто не лез. Поэтому, лично мне там было вполне комфортно.

Все сидели вокруг стола по-турецки на корточках на матрасах и подушках, либо полулежали на них-же. Вокруг грызлись щенята, а устав подходили и ложились рядом, прямо тебе в ноги.



Домашние животные, как я слышал, в Индии не популярны. Зато приласкать и подкормить бездомного-пляжного щенка в кафе – нормальное явление. Такие вот общие на всех полу-домашние животные. Когда треплешь загривок пляжного щенка, оттуда высыпается песок. Забавно.



Трава была во всех шэках, разве что в меню указана не была. Пухлый пакетик стоил триста рупий и заказывался прямо у официанта, подобно пиву. Я сам травы не заказывал, меня всегда угощали. Не знаю, может мои новые знакомые уже хорошо знали официантов или тут вообще всё по-простому, но факт остаётся фактом: если на юге всё более-менее пристойно, то чем дальше на север, тем меньше народ шифруется в плане травы и гашиша. А на Пэрадайз ночью бонги и джойнты никто даже и не скрывает. Всё стоит, дымит и забивается прямо на столах в кафе, где и покупается.

По жизни трава — не моя тема. Я за алкоголь. Однако, в этом месте это было настолько естественно, что я дул вместе со всеми. Такой древний ритуал…

В процессе вечеринки бывали вообще смешные, чисто «северные», ситуации. Типа ты хочешь попросить официанта что-то тебе принести, а тот куда-то пропал. Понимая местные реалии, ты сам идешь к ним на кухню, заходишь, а они там все сидят с чиллумом. Ты заказываешь, а официант тебе – «Ок, я только докурю, ладно?” Ты смеешься и говоришь: «Ну конечно, бро. Не торопись особо!». Это – тот самый север Гоа, тут особая атмосфера.

Глубоко за полночь, напитой и накуренный, я добрался до своей хижины, завязал изнутри веревочку-засов и, под шум волн от двери и хрюканье свинок от задней стены мгновенно отрубился…

Следующая часть..

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста, или зарегистрируйтесь.
При перепечатке материалов, видео или картинок гиперссылка на «bikepost.ru» обязательна
мотоблоги, Путешествия, Индия "Мартовская восьмерка". Часть 6.