Привет, Байкпостовчанин. Кажется, ты используешь AdBlock.
БайкПост развивается и существует за счет доходов от рекламы. Добавь нас в исключения.
открытое письмо как отключить

Блог им. NatashaS → Мечты родом из детства

Мою историю любви к мотоциклам уместнее всего было бы начать с фразы «Ничто не предвещало...», а вместе с тем началась она довольно рано.
Описываемые далее события имели место летом далекого 1991 года, когда мне было 6 лет.
Тогда я была самой обычной девчонкой, в платьице, с косичками и бантиками. По возрасту наивная и мечтавшая о куклах. Но… До поры, до времени!
За дальнейшими подробностями — добро пожаловать под кат!


На лето меня, как и многих полуголодных городских детей перестройки и дефицита, отправляли подальше от крупных городов, откормиться. У меня таких места было целых два: Сумы, где на окраине в уютном частном домике жили дедушка с бабушкой и Клепалы, деревня километрах в 150 ближе к границе, почти целиком состоявшая из нашей родни либо по бабушкиной, либо по дедушкиной линии. И не было бы у меня, наверно, такой страсти к мотоциклам, не случись в Клепалах свадьбы, на которую, разумеется, пригласили моего деда с баяном и довеском в виде шестилетней меня.
По случаю был выкачен запорожец, который оберегался дедом настолько бережно и трепетно, что извлекался из гаража только по очень уважительным причинам. Под одобряющие междометия собравшихся вокруг соседей дедушка с торжествующим видом повернул крюч в замке зажигания — под капотом что- то задрожало, чихнуло и стихло. Соседи не без ехидства переглянулись и бросились наперебой предлагать деду возможные причины поломки и варианты их решения.
Прошел час, потом другой, третий… Солнце постепенно вышло из утренних облаков, раскалилось в зените и уже собиралось катиться обратно к горизонту. Я сидела на верхней ступеньке крыльца и обреченно наблюдала, как мимо забора мерно и деловито шагает стая гусей, с нестройным гаканьем огибая неожиданное препятствие в виде запорожца и склонившегося над ним деда.
— Ить, опоздаете… — в который раз повторил деду сосед, дядя Миша, топтавшийся рядом — надо б засветло…
Из под капота, поглотившего верхнюю половину моего дедушки, высунулась рука с синим якорем и надписью «Ваня» и раздраженно махнула в нашу сторону.
— Сам знаю. — буркнул дед, продолжая позвякивать чем-то в недрах мотора.
— Василич едет… — немного помолчав, вдруг сказал дядя Миша, кивая на дорогу.
Я удивленно осмотрелась и никого не увидела.
— Починил таки тарантайку — усмехнулся дед, не вылезая из запорожца.
Сонную тишину улицы вдруг нарушил доносящийся откуда-то издалека и быстро нараставший гул. Он прокатился по соседней улице и вырулил на нашу здоровенной и оглушительной колымагой на трех колесах. Поднимая вокруг себя вихри дорожной пыли и разгоняя зазевавшихся кур, она подъехала к нам и остановилась рядом, издавая почти нестерпимый звеняще-дребезжащий шум.
— НУЧОЗАГЛОХ??? — переорал его тот, кого звали Василич, и, спохватившись, повернул какой-то ключик чуть левее фары.
Тишина свалилась неожиданно. Как будто двумя подушками ударила по ушам.
Дед вылез из-под капота, с размаху хлопнул рукой по протянутой пятерне Василича и хмуро кивнул.
— Помочь чем? — спросил хозяин «тарантайки».
— Та не! — отмахнулся дедушка и, глянув на меня, добавил — Жалко, кукла моя на свадьбу не попадет!
— Клепалы, небось? — хмыкнул Василич, скользнув по мне любопытным взглядом, — А я в Погар, к тетке.
И вдруг полушутя добавил:
— Мне по пути — могу взять…
Я напряглась. Дедушка задумался.
— А там Иванна приглядит… — негромко пробормотал он.
— А обратно через три дня свезу — вставил свои пять копеек Василич, под возмущенный скрип пружин слезая с сиденья и разминая поясницу.
— Ну чего, кукла, не забоишься? — весело подначил дед.
Вопрос был с подвохом. На него полагался только один вариант ответа.
— Нет. — с отработанной годами уверенностью отрезала я, поднимаясь на мигом ставшие ватными ноги.
Василич удивленно хмыкнул, а дядя Миша с опаской покосился на довольно улыбающегося деда.
Вблизи колымага показалась мне огромной, немногим меньше дедушкиного запорожца. От нее веяло жаром и пахло бензином, резиной и табаком.
Пока я присматривалась, мужики выложили из запорожца поклажу и, оставив на земле пару свертков, перетащили остальное в наш сарай.
— Ну, садись! — хлопнул по крашеному зеленой краской боку своего аппарата Василич и протянул мне руку, помогая залезть внутрь здоровенной штуковины, справа от сиденья водителя. Мне на колени положили то, что не отправилось в сарай, и обернули для надежности старым одеялом.
— И как тебе в мотоцикле? — поинтересовался хозяин тарантайки.
— А разве это мотоцикл? — не поверила я.
Дядька весело рассмеялся.
— Это Урал. — с особенным, гордым и, одновременно, мечтательным выражением произнес Василич, легонько похлопав по большой округлой штуке, которая выходила из сидения и заканчивалась рулем.
Я удивленно осмотрелась. Мои представления о мотоциклах начинались и заканчивались просмотром одной из серий «Ну погоди!», и эта здоровенная штуковина ни капли не походила на тот юркий, фырчащий велосипед, весело гонявший волка по дорогам и полям. В отличие от того, мультяшного, мотоцикла, этот напоминал скорее танк, чему немало способствовал его зеленый раскрас в «камуфляжных» пятнах ржавчины и засохшей грязи.
Дело шло к отъезду. Василич пожал руки дедушке и дяде Мише.
— Не боись! — улыбнулся дедушка, наклоняясь ко мне — бабМашу помнишь? Она встретит. Там на свадьбе погуляешь и послезавтра тем же макаром вернешься ко мне. На-ка — он протянул запечатанный конверт — передашь от меня бабМаше. Это молодоженам.
Кое как выпутав руку из под прокуренного одеяла, я забрала конверт.
— Не боись! — еще раз, но уже как-то неуверенно, пробормотал дед, слишком уж плотно и тщательно укутывая меня обратно в одеяло — с Богом!
Вдруг слева раздался резкий лязгающий звук и мотоцикл подскочил на месте, как будто получив пинка. Я испуганно вцепилась в борта люльки и оглянулась на Василича.
— Ёб… — громко начал было он, потирая лодыжку, но, встретившись со мной взглядом, запнулся на секунду и проворчал — … перный театр…
Причем тут театр, я не поняла, но переспрашивать не решилась. Тем временем дядька по-удобнее взялся руками за руль и поставил ушибленную ногу на какую-то штуковину с противоположной стороны мотоцикла. Мотоцикл снова дернуло — и он оглушительно взревел, издавая непередаваемую смесь лязга, стука и звона. Не знаю почему, но этот взрыв звуков посреди засыпающей улочки показался мне волшебным! Захотелось смеяться и хлопать в ладоши.
Василич, довольно улыбаясь, перегнулся через сиденье к «моему» концу руля и покрутил черный засаленный набалдашник ручки. Мотоцикл взревел еще громче, оглушив мне левое ухо и довольно урча вернулся к прежней песне.
-........!!! — крикнул дядька.
— А??? — проорала я в ответ.
— ПОЕХАЛИ!!! — повторил он, нагнувшись почти вплотную ко мне.
В недрах мотоцикла что-то щелкнуло, лязгнуло, люлька тихонько дернулась — и дорога, усыпанная камешками и растоптанными красно-черными вишнями, начала убегать из-под колес.
Я поскорее обернулась, чтобы попрощаться с дедом, — но опоздала. Мотоцикл, трясясь и подпрыгивая на ухабах и выбоинах, свернул в ближайший переулок. Справа и слева потянулись разноцветные ряды заборов, кое где заросших цветущим вьюнком.
Минут пятнадцать мы неторопясь петляли знакомыми переулками, затем выехали на дорогу по-шире, уже закатанную в асфальт.
В отличие от «частного сектора», с уютными низенькими домиками, палисадниками и огородами, эту часть города я не любила. Заводские окраины. Мимо нас тянулись унылые бетонные здания с маленькими зарешеченными окошками. Вдоль них рос густо припорошенный дорожной пылью бурьян, сливавшийся на скорости в единую грязно-серую массу. Гул и звон мотоцикла стал равномернее, но громче. Ветерок, обдававший лицо, усилился, заставляя глаза слезиться. Мы быстро набирали скорость. Похоже, не я одна не любила заводы! Мотоцикл ревел все громче и несся вперед, торопясь вырваться из города на волю.
Последний бетонный забор остался где-то позади и уступил дорогу пыльному, кое-где заваленному хламом пустырю.
Но пустырь — это чепуха! Впереди я разглядела ярко желтевшее гречишное поле, как будто впитавшее в себя за жаркий день весь свет июльского солнца. Огромное! От горизонта до горизонта, оно было раскроено пополам лентой дороги и поднималось на холм, сливаясь там с розовеющим небом. Мне захотелось раскинуть руки в стороны и заорать от счастья, глотая пряный, пахнущий гречихой, сеном и бензином, сумасшедший воздух, хлеставший по щекам.
Кое-как выпутавшись из одеяла, я вытерла слезящиеся от ветра глаза и глянула на Василича.
Верхнюю часть его лица закрывали большие очки на ремне, в толстом стекле которых бликами отражалось садящееся в поле солнце. Ветер трепал всклокоченные короткие волосы цвета соли с перцем. Он улыбался широченной и абсолютно счастливой улыбкой. Как мальчишка! Ни разу не видела, чтобы взрослые так улыбались!
Мы поднялись на холм, потом спустились, снова поднялись, проехали сонную деревушку с неизменными бабками, дремлющими на скамейках рядом с охапками цветов в кадках, выставленными на продажу у дороги.
Небо медленно краснело, расчерчивая дорогу закатными лучами и тенями деревьев. Ветер, давно растрепавший мне волосы, стал холоднее и злее. Я подтянула одеяло по-выше, прикрыв шею. Немного поколебалась — и укуталась в него с головой, оставив только «окошко» для лица.
Дорогу в Клепалы я хорошо знала. Дедушка часто возил меня туда на машине. Но ведь на машине совсем не то! На машине дорогу — проезжаешь! Мимо!
Теперь же это поле, эти холмы, деревеньки и пролески — были настоящими, живыми! Как будто частью меня.
Мы всё ехали. Фара горела всё ярче, а всё остальное, на что не падал ее свет — наоборот укутывала ночь.
Проезжая очередной пролесок между двумя деревушками, в котором солнечный свет уже едва пробивался сквозь сизые остовы елей, грязными рыжими бликами путаясь в переплетенных ветках, я вдруг почувствовала, что мотоцикл едет все медленнее, тихонько уходя к обочине. Спустя несколько секунд он зашуршал шинами по придорожной грунтовке и остановился.
Вдруг стало тихо и темно. Какая то чужая, мистическая, потусторонняя тишина. Вокруг была только она и черные ветки, шевелившие свои скрюченные пальцы на фоне сизого неба.
Заскрипели пружины сиденья. Силуэт Василича, кряхтя, сполз с мотоцикла, порылся в недрах толстой засаленной куртки и вдруг щелкнул чем-то в руке. Темноту тут же прорезал ярко-белый пучок света. Фонарик!
— На! — его хозяин сунул его мне в руки, обошел мотоцикл и явно колеблясь остановился рядом со мной.
— Ты это… — неуверенно начал он, переминаясь с ноги на ногу — ну, того этого не хошь?..
— А? — растерялась я.
— ну, ТОГО ЭТОГО, говорю, не надо? — раздраженно повторил он, делая непонятные знаки руками, — в кустики!!!
До меня дошло о чем он! Вот только «кустиками» этот жуткий лес, куда побоялись бы сунуться и леший в обнимку с кикиморой, — смог бы назвать только самый отчаянный оптимист.
Я замотала головой так рьяно, что заболела шея.
— Ладно — буркнул Василич, явно недовольный тем, что пришлось впустую поднимать столь деликатную тему — тады тут обожди.
Он сделал шаг от дороги — и как будто нырнул в непроглядную темноту. Я поскорее направила луч фонарика ему вслед, но успела только увидеть, как мелькнул край серой куртки и тут же пропал, скрытый от света листвой и елками. На прощанье звонко хрустнули ветки сухостоя, через пару секунд что-то зашуршало. Потом зашелестело, намного тише, едва различимо. И все. Больше ни звука.
Я не трусиха. Просто у меня слишком богатое воображение.
Чувствуя, как по спине побежали мурашки и меня медленно пробирает озноб, я мертвой хваткой вцепилась в фонарик и по самый нос укуталась в одеяло.
Время еле тянулось. По правде сказать, казалось, — оно замерло вовсе.
Тускло освещенная дорога впереди меня уходила влево, но поворота уже не было видно. Раздумывая о том, не позвать ли Василича (ну а вдруг услышит и вернется?), я пошарила фонариком по пролеску, но снова не увидела ничего, кроме ближайших елок и кустов.
В растерянности свет фонарика снова скользнул на дорогу и вдруг замер. Что-то было не так… Минуту назад освещенный участок был и длинее, и ярче!
Не желая верить в худшие опасения, я вгляделась в рыжевато-желтую лампочку, отбрасывавшую сероватые тени на зеркальный круг. Фонарик гас прямо на глазах, уже едва дотягиваясь лучами до переднего колеса мотоцикла. Через секунду свет моргнул и исчез. Я щелкнула выключатель туда-обратно. Лампочка на мгновение стала матово-желтой и потухла окончательно.
Ой, мамочки…
— Всьччччч… — Я пискнула так тихо, что не услышала сама.
Не видно было абсолютно ничего. Кромешная темень. Чувствуя, как страх волнами растекается по телу и сжимает горло, я судорожно огляделась по сторонам, глянула на небо в поисках луны — да так и замерла на месте.
Небо… Оно было антрацитово-черным и при этом глубоким настолько, что, казалось, в него можно провалиться. Где-то в его недрах, там, на головокружительной высоте, мерцали звезды. Наверное, любому городскому жителю такое вот, настоящее, ночное небо, не смазанное пеленой многочисленных огней, кажется чудом. Что уж говорить о шестилетней девочке, мигом забывшей о всех своих страхах и ошалело улыбавшейся этой непередаваемой, волшебной красоте.
Одна из звезд, весело подмигивая маячками на крыльях, с негромким гулом деловито протискивалась между соседками, идя привычным курсом от одного неведомого аэродрома к другому. Живо представив дремлющих в салоне самолета пассажиров и летчика в форменной фуражке за штурвалом, я вытащила из одеяла руку и осторожно дотронулась до мигающей звездочки пальцем. Звездочка тут же убежала от меня левее. Усмехнувшись, я собиралась было ее догнать, но вдруг меня отвлек какой то тихий, шуршащий звук. Я прислушалась. Шорох повторился. Потом еще и еще. Похоже на шаги…
— Василич? — окликнула я.
Шаркающий звук повторился уже ближе.
Потом еще раз, совсем рядом.
— Грррррррр… — вдруг глухо ответила темнота
Я беззвучно охнула и пальцы сами нащупали спасительную кнопку на ручке фонарика. Она щелкнула, швырнув в лицо рычащей темноте вспышку желтоватого света. В ответ из ближайших кустов сверкнули два круглых фосфоресцирующих глаза и на секунду показалась рыжеватая с подпалинами морда крупной собаки.
От страха я разучилась дышать и, впустую хватая ртом воздух, вжалась в спинку мотолюльки.
— Гррррррр!.. — более уверенно, громко, а, главное, близко повторила тварь из темноты, и не заботясь больше о конспирации стала подбираться ближе, похрустывая сухим лапником у опушки.
— Хрусь! — затрещали ветки.
— … Хрусь… Хрусь… Хрусь… — как-будто эхом отозвалось у меня за спиной.
Я впустую пощелкала кнопкой фонарика, батарейки которого были безвозвратно мертвы. Но и без света было понятно: собак в лучшем случае две. Скорее всего больше. Стая.
Вдруг похрустывание и шорох прекратились. Стало очень тихо. И до одури жутко.
— Василич! — тихо прохрипела я, боясь голосом спровоцировать нападение.
— Гррррррр… — тут же глухо и зло отозвались придорожные кусты чуть правее и совсем близко
— Гр! — коротко гаркнуло эхо с противоположной стороны дороги.
Душа ушла в пятки…
— Василич!!! — громче позвала я и сама удивилась, насколько пискляво вышло.
Никто не отозвался.
Впереди на опушке под собачьей лапой негромко хрустнули ветки. Меня окружали по всем правилам волчьей стаи.
Вылезать из люльки и бежать было глупо. Орать и махать руками — бесполезно, они меня не боялись.
Шаги по гравию раздались совсем близко и снова наступила тишина.
«Сейчас бросятся» — поняла я, почему-то уже не чувствуя страха, как можно плотнее запахнулась в одеяло и слепо выставила вперед руку с погасшим фонариком.
Где-то неподалеку стал звонко ломаться сухостой. Я приготовилась.
— Слышь, малая?! Чего шумишь?
Этот раздраженный и недовольный голос показался мне прекраснее любой музыки!
— ВАСИЛИЧ! — что есть мочи заорала я.
— Чо… — удивленно начал было он — А? Какого х*я?!
Раздался треск веток. Потом рычание. Потом мужской вскрик и грубая ругань. Несколько глухих ударов и громкий собачий визг.
— А ну гэть отседа!!! — закричал Василич уже совсем рядом. С опушки ко мне метнулся его высокий черный силуэт и с силой схватил за плечи, поднимая с сидения.
— Малая, ты как?! — заорал он мне прямо в лицо.
Я сделала вдох, чтобы ответить, сделала второй, почему-то судорожный и прерывистый. И вдруг заревела. Громко, во всю глотку, как маленькая.
— Ить же ж! — буркнул Василич, отпустил меня, на секунду исчез и сразу появился с другой стороны мотоцикла. Тот тут же подпрыгнул от сильного пинка и лязгнул чем то в моторе.
— Да давай же! — гаркнул на него хозяин, под аккомпанемент моего рева, давая Уралу второго пинка.
Тишина взорвалась оглушительным стальным звоном, а темнота исчезла далеко в лесу, загнанная в чащу светом фары.
— Цапанулы?! — переорал звон мотора Василич, снова оглядываясь на меня — ХДЕ?
Не переставая реветь, а потому не в силах ответить, я отчаянно замотала головой.
— Так чего тогда ревешь? — вдруг совершенно спокойным голосом уточнил он — от, бабы…
Я, всхлипнув несколько раз, растеряно уставилась на него. Как же тут не плакать, когда тут ТАКОЕ! Ведь я, а потом они, а он! Ну, ваще!
Но, плакать, почему-то и впрямь расхотелось.
Василич, усмехнувшись, взялся за руль, внутри мотоцикла что-то легонько лязгнуло, дернулось и спустя мгновения мы снова летели по дороге, светом круглой фары вырубая тоннель в ночном лесу.
Знаете, я заметила странную особенность езды на мотоцикле: пока ты едешь — остальное уходит на второй план, становится фоном. Вот и мне уже не было страшно. Сердце перестало колотиться перепуганным галопом, а слезы быстро высушил встречный ветер. Замечательное, упоительное и такое простое чувство — ты на своем месте. И все остальное не важно.
Мы прошили лес и поехали через серебристое поле, раскинувшееся от горизонта до горизонта. А над ним… То самое, глубокое как океан, мерцающее звездное небо.
На очередном повороте широкую асфальтовую дорогу вдруг сменила утоптанная гравийка, сплошь состоявшая из кочек и ухабов. Помотав нас из стороны в сторону и от души приложив меня пару раз о борта люльки, проселочная дорога прошла луг насквозь и выплюнула мотоцикл между двумя длинными рядами домов, в окнах которых кое-где еще горел желтоватый свет. Как?! Неужели так быстро?
Раздался скрип тормозов, за ним лязг цепей и лай разбуженных собак за знакомой калиткой.
— Прийихалы! — обрадовалась бабМаша, легко, как морковку из грядки, выдергивая меня из мотолюльки — а Иван Мусиивич хде?
— У Сумах задержався — со смешком отозвался Василич, — я за него.
На просторной кухне, тускло освещенной несколькими закопченными лампочками, было душно, жарко и пахло жареным луком.
Из-за водруженного на стол таза с чищеной картошкой мне приветливо улыбнулась Надюшка, крепкая, загорелая и румяная внучка бабМаши, и снова сосредоточилась на очередной картофелине.
— Ну чего зеваешь, — с напускной строгостью прикрикнула на меня бабМаша, снимая с гвоздя на входе засаленный фартук, — Садись, помогай! От вы, городские, неработящие! Хто такую замуж-то возьмет?!
Смущенная, я поскорее взялась за нож, переваривая новую для себя мысль о связи количества почищенной картошки и удачного супружества.
Взрослые прошли внутрь хаты, оттуда раздался скрип половиц, приветственные возгласы деда Коли — отца жениха, увлеченный рассказ Василича, охи-ахи бабМаши. Потом зазвякали стеклянные стопки, из под закрытой двери потянуло табаком.
— … А платье то невесте аж у Брянске покупалы… — важно и со знанием дела протянула Надюшка — мать с бабкой йиздыли… Тока там размер другой оказался, от Машка мэсяц уже голодаэ…
Дальше последовало детальное описание ТОГО САМОГО платья. Надюшка все говорила и говорила, проворно и споро освобождая от шкурок картофелины, а я слушала в пол уха и сама не понимала, отчего то, что еще утром было предметом всех моих девичьих мечтаний и грез — вдруг стало настолько безразлично…
Теперь в душе у меня было совсем другое: хотелось снова почувствовать, как внутри стальной машины раздается лязг — и вдруг она, рыча и звеня, оживает. И уносит тебя… Да куда угодно! Куда-то, где в лицо дует ветер, перемешанный с пылью и запахом луга, где вьется после дождя глянцевая, антрацитово-черная дорога, где ждут друзья, а, может, уже оскалили клыкастые пасти враги. Куда-то, где только что меня и в помине не было — а теперь я есть!
Ранним утром следующего дня меня разбудил знакомый звук мотора. Сонная и всклокоченная, я вылетела во двор — но опоздала. Василич, как и хотел, уехал в Погар, к тетке.
Потом были предсвадебная суета, затем свадьба. И тягостное ожидание его, Василича, возвращения. А на следующий после свадьбы день раздался шум мотора — но у ворот затормозил дедушкин запорожец…
В то лето Василича я больше так и не увидела. Иногда слышала знакомый шум где-то далеко, но ни разу не успела добежать.
А через год, в августе, к дедушке зашла его жена, тетя Лена. Она была в черном платке и с красными глазами. Сказала, однажды Василич уехал, да так и не вернулся.

С тех пор прошло более 20 лет, но… Детские воспоминания — самая сильная и живучая вещь на свете. Они застревают где-то глубоко внутри души и остаются там навсегда, иногда неожиданными, яркими вспышками прорываясь сквозь привычную взрослую беготню, вечные заботы и почти что силком утаскивая обратно туда, где было настоящее, абсолютное — детское — счастье.
И я все чаще задумываюсь: а что если этим воспоминаниям немного помочь — вдруг их можно снова сделать реальностью?
  • NatashaSNatashaS
  • 18 февраля 2015 в 15:54
  • 9
  • ?

Комментарии (59)

RSS свернуть / развернуть
+20
chiefforeman
Шикарно написано! Живой слог, интересный сюжет! Почитаю сегодня ребенку перед сном, доченька любит такие истории.
+6
NatashaS
Огромное спасибо за теплые слова! Эта поездка — одно из самых ярких воспоминаний моего детства. Очень постаралась поделиться теми чувствами с участниками БП )))
+7
Vitaha_N
Умница! Ты настоящая писательница :)
+4
SpeedSG77
У тебя «ТОГО ЭТОГО» не только воображение богатое, но и словарный запас и умение буквы в предложения талант складывать.
На одном дыхании прочитал…
+1
NatashaS
Спасибо )))
+1
Div
  • Div
  • 18 февраля 2015 в 17:00
А молодца… легкая и светлая проза… хорошо владеешь слогом, это редкое достоинство )))
здесь был ататат

+2
NatashaS
Да у меня все руки чешутся свой Урал купить… Заодно познаю дзен в механике )
+3
shorekan
Очень литературно!
0
Dyuh
  • Dyuh
  • 18 февраля 2015 в 17:45
Чукча не писатель, чукча — читатель. с опытом. придирчивый. понравилось! ))
+1
NatashaS
Спасибо! Чукча, может, и не писатель, но, судя по фото — гитарист. За что респект ему, однако)
+2
Dyuh
упаси меня все чудеса, быть гитаристом! Только бас! только хардкор! )))
+1
fullhouse
Прям заготовка для фрагмента «Поворот не туда 7»
+2
Demon_DK
Очень захватывающее написано и переданы эмоции!!! Прочитал на одном дыхании! Спасибо!
0
Aleks55
Очень красивый расказ. Красивый, яркое воображение, живой сюжет. Браво!
Пришлось зарегиться чтоб сказать это))
+1
NatashaS
Большое спасибо!!! И, раз уж зарегистрировались — велкам!!!
0
Kell_Kleine
очень круто написала! Молодец! :-)
+1
NatashaS
Оля, спасибо! Читала оба твоих поста… Просто нет слов!!! Ты просто герой!
0
Kell_Kleine
Все мы герои :-) каждый по своему!
+3
mikksture
Прекрасный слог! Пренепременно пиши еще)))
+3
atim
  • atim
  • 18 февраля 2015 в 19:45
Большой плюс в пробег сразу. Когда читаешь или смотришь правду то, что писатель пережил сам и знает, то о чем пишет, сюжет, эмоции то сразу это захватывает. Автору, веришь и сопереживаешь. Так рождаются гениальные сценарии и произведения. Спасибо.
+2
amulet333
Присоединяюсь ко всем выше сказанным (написанным) комплиментам! Шикарно написано!
0
S0ulhunter
огонь, жги ещё!
+4
FlyingFranky
Как много текста)) и так мастерски и правильно написано...)))
+2
trip
  • trip
  • 18 февраля 2015 в 20:11
«Оху»… начал было я, но вспомнив правила ресурса, продолжил "… дивительно красиво излагаешь"
0
adrako
шикарно. получил массу удовольствия читая.
+9
NatashaS
Не могу не сказать еще раз: БОЛЬШУЩЕЕ СПАСИБО всем, кто прочитал мой пост!
Признаюсь, когда его идея только зарождалась, я очень сомневалась в том, что история о поездке на Урале, написанная от лица шестилетней девочки, может быть интересной суровым мужчинам-мотоциклистам! И тем более мне приятно читать ваши комментарии ))) Спасибо всем за добрые слова!
+8
amulet333
За суровой внешностью байкера, скрывается чуткая и ранимая натура! А за грубоватой внешностью с щетиной и тонким слоем дорожной пыли скрываются настоящие ценители прекрасного, которые остановив на обочине мотоцикл, смотрят на закат и произносят: "@ляааа! Как же красиво!")))
+3
unicorn
за грубоватой внешностью с щетиной и тонким слоем дорожной пыли скрываются настоящие ценители прекрасного, которые остановив на обочине мотоцикл, смотрят на закат и произносят: "@ляааа! Как же красиво!")))
Подтверждаю на 100%. Только такие упоротые как мы можем протащиться от цвета остывающего сварного шва по стали, сравнив его с цветом неба на морском рассвете :)
0
evgen50
Эта пять:)
+4
Sanek-55
Спасибо, дочка за прекрасный и добрый рассказ. Внучке дам почитать. Я летом ее катаю на даче. Она это любит, ждет когда подрастет, чтоб я ей скутер купил!
0
Rasputin
Это шедевр) Спасибо!
+2
Dagger
Детские впечатления самые яркие. Эти мазки проходят сквозь всю жизнь. Спасибо за красочный и отлично описанный отрезок жизни маленькой девчушки. Сам все лето в деревне проводил :)
Пысы в шесть лет ноджик не рано?
+2
NatashaS
Это для чистки картошки-то? Так деревня же! Кто там об этом когда думал? )))) там с малых лет дети и по-хозяйству/в огороде помогают, и коз-гусей пасти водят, и на речке одни без взрослых целый день пропадают )))
0
DeeFen
Хоть пару фотокарточек бы
0
NatashaS
Увы ((( это сейчас каждый шаг остается в смартфоне, а тогда было иначе. У меня вообще детских фотографий, лет до семи, раз-два и обчелся )
0
mikksture
А ты сейчас часто ездишь? Если на каждую поездку по такому рассказу — читать не перечитать. Подписался )))
0
NatashaS
Да я в августе в аварию угодила ( Сейчас уже мот восстановила, сама тоже восстановилась, поэтому как сезон наступит — начну осторожно выкатываться и постараюсь порадовать еще рассказами ))))
0
mikksture
Главное сама восстановилась! Больше не падай! Ride safe, как у нас говорят)))
0
NatashaS
Спасибо ) очень постараюсь :)
+1
Gremlinoid
Лютобешено плюсую!
Прям волшебство какое-то. :)
0
ezhario
А есть какой-нибудь ресурс, где можно побольше таких прекрасных текстов почитать? ЖЖ там, али Дайри какие? Зело понравилось.
+1
NatashaS
Периодически что-то пишу, но на разные темы и редко куда-то выкладываю, многое остается в столе. Но раз моя история понравилась здесь, на БП, — постараюсь подкараулить музу и настрочить еще что-то на мототему ))
+2
Tarantino
Супер, безумно захотелось в деревню, куда каждое лето приезжаю с детства, самые теплые и счастливые воспоминания нахлынули :) Подобные рассказы отвлекают от повседневной суеты и псевдо проблем ежедневного рутинного бытия, особенно в межсезонье ;) спасибо!
+1
Watchman
Сначала пролистал т.к. без картинки, потом все же решил глянуть пост уже подъезжая к своей конечной станции метро. В итоге дочитывал на работе и вот первый свой пост и плюс оставляю тут! ;) Надеюсь еще не раз увидеть подобные посты, пиши еще!
+1
RollingRomch
Отличный пост! Жду новых. Плюсую в карму.
+1
FilisoFF
класснонаписано) мне понравилось) как будто маленькую книжку прочитал) это талант однозначно
жду рассказа про первый опыт или обучение, или сдачу экза в гаи в таком же стиле! )
+1
FilisoFF
Tarantino, можешь снять фильм по данному рассказу)
+2
NatashaS
Тарантино, говорите? Ок! Тогда бронированный Урал черного цвета, брутально татуированный Василич со шрамом на пол лица, бабМаша с сигарой в зубах и наивная маленькая девочка с окровавленным топором наперевес, с нежной улыбкой глядящая на то, что осталось от бедных собачек…
+1
Tarantino
Приблизительно так я все это и представлял! Василиса сыграет Мачете:) Кстати, обязательно надо раскрыть характер Василича и бабМаши, уточнить чем конкретно занимались жители деревни ведя такой обособленный образ жизни. Тут есть некая тайна и определенно загадка, которая возможно откроется в конце… Но это уже to be continued
+1
Prenk
  • Prenk
  • 19 февраля 2015 в 19:16
Вы прекрасно пишете!) Превосходный рассказ! :)
0
NatashaS
Спасибо )))
+1
Infimus
Отличный рассказ!
0
ingener46
Ну конечно +
Вот так, ночной мото ветер Брянщины, выдул из маленькой детской головки, куколки, бантики, ленточки цветочки ))

Спасибо!
+1
Ni_Kola
Эмоции через край! С упоением прочел на одном дыхании! Отличный рассказ! Написано так ярко и эмоционально, что просто погрузился в сюжет с головой!
Спасибо) и как говориться-пиши еще!)
0
obraztsoff
вам нужно писать
я буду покупать ваши книги
очень!
0
NatashaS
Спасибо за добрые слова! Книги — это мне пока не по силам, но очередную историю на БП постараюсь дописать и поскорее выложить )
здесь был ататат

+1
palmer
Благодарю! Умница!
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста, или зарегистрируйтесь.
При перепечатке материалов, видео или картинок гиперссылка на «bikepost.ru» обязательна
мотоблоги, Блог им. NatashaS, Мечты родом из детства